Что значит от первого лица: Повествование от первого лица в современном рассказе Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Содержание

Повествование от первого лица в современном рассказе Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Д. Д. Васёва

ПОВЕСТВОВАНИЕ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА В СОВРЕМЕННОМ РАССКАЗЕ

DARIA D. VASEVA FIRST-PERSON NARRATION IN MODERN FICTION

В статье рассматриваются особенности формы перволичного повествования в современном рассказе, в котором коммуникативная структура текста является базой формирования средств языкового выражения. Речь автора-рассказчика ориентирована на особенности речи повседневного общения и в конечном счёте становится средством к пониманию современного человека.

Ключевые слова: современный рассказ; повествование от первого лица; речь автора-рассказчика; речь повседневного общения.

The article explores the peculiarities of the first-person narration in modern fiction, where the communicative structure of the text is the base of language means’ formation.

The author-narrator’s speech, being oriented to everyday communication features, becomes a key point for modern human being understanding.

Keywords: modern fiction; first-person narration; author-narrator speech; everyday communication.

Рождение персонажной формы повествования признаётся достижением реалистической литературы XIX века. Как отмечают исследователи, «в ней присутствие „автора» минимизируется, нарратор маскирует свою функцию рассказывания, переносит точку зрения в один или последовательно в несколько персонажей» (см., напр., «Капитанскую дочку» А. С. Пушкина и «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова) [5: 47]. В дальнейшем использование перволичной формы повествования усложняется, меняется характер взаимодействия голосов рассказчика и героя. Один из видов рассказчика — это участник повествуемых событий, хотя он и не является их главным героем. Такой рассказчик, как отмечает В.

Шмид, подбирает элементы из описываемых событий, детализирует их, композиционно организует, оценивает, высказывает размышления по их поводу и, главное, отбирает средства языкового выражения [9]. Он получил название диегетического — активного нарратора, который повествует о самом себе, фигурируя в двух планах — и в повествовании (как его субъект), и в повествуемой истории (как объект).

Активная роль рассказчика отмечалась в русской прозе 20-х годов ХХ века, и, как показала Н. А. Кожевникова, в ней проявлялась «гипертрофия» двух противоположных стилевых тенденций — «ли-

Дарья Дмитриевна Васёва

Аспирант кафедры русского языка как иностранного и методики его преподавания

Санкт-Петербургский государственный университет Университетская наб. 7/9, Санкт-Петербург, 199034, Россия ► daria. [email protected]

Daria D. Vaseva

Saint Petersburg State University

7/9 Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034, Russia

Научный руководитель: канд. филол. наук, доцент И. М. Вознесенская

тературности», проявляющейся больше всего в «орнаментальной» прозе, и «характерности», воплощающейся с наибольшей полнотой в сказе [3: 64-74]. Сегодня рассказ отмечен иными языковыми чертами, которые определяются прежде всего целеустремлениями самой литературы. Тексту становятся присущи, как отмечают критики, моментальность и непосредственность, не-предустановочность и незавершенность, высказывание не позиционируется как главное, большое и окончательное. Современная литература зачастую выражает не итог размышлений, а «остроту непонятности жизни, удивление перед ней, благодаря чему становится возможной бесконечно открытая позиция писателя по отношению к реальности» — считает литературный критик В.

Е. Пустовая (см.: [7]). Автор (в лице повествователя) сосредоточивается на повседневной жизни героя, его диалогах и записях, восстанавливая их контекст, заставляя заговорить упомянутых героем людей, мысленно переносясь в памятные для героя места, наконец, сливаясь с героем до полного неразличения художественного нар-ратива и дневниковой речи. Автор, таким образом, «присваивает» себе опыт чужой жизни: стилистически автономия героя разрушается — многоголосное повествование движется цельным монологом, утверждая неразложимое единство авторской мысли. Такой тип изложения в конечном счёте становится средством к пониманию современного человека.

Современный текст состоит преимущественно из фрагментов, потому что только фрагментарное, личное, тесно связанное с личностью пишущего, непосредственно пережитое может осознаваться писателем и читателем как художественная правда. В связи с этим, в качестве введения в лингвистический анализ современного рассказа можно выделить такие наиболее общие черты, как процессуальность, фрагментарность, открытость, особое внимание к повседневной жизни, включенность в неё повествователя, и как закономерное следствие появляется одна из наиболее ярких тенденций построения современного текста — ориентация на устную разговорную речь.

Использование элементов устной разговорной речи в художественном тексте — закономерное и хорошо изученное явление. В. В. Виноградов считал, что «устная» речь в литературе характеризуется сигналами, своеобразными знаками», а тип изложения, широко ориентированный на устный монолог, может быть назван сказом. По определению В. В. Виноградова, «сказ — это своеобразная литературно-художественная ориентация на устный монолог повествующего типа, это — художественная имитация монологической речи, которая, воплощая в себе повествовательную фабулу, как будто строится в порядке ее непосредственного говорения» [2: 49]. Если раньше изучение разговорной речи в текстах художественной литературы и сводилось главным образом к систематизации «сигналов», как правило, присущих речи персонажей — носителей определённых социальных характеристик, то сегодня наблюдения показывают, что ситуация радикально меняется.

В качестве материала для наблюдений мы воспользовались рассказом С. В. Мосовой «Тётя Аня», где автор/рассказчик реализует себя как участник событий, который показывает их «изнутри». С. В. Мосова — яркий современный петербургский писатель, чьи рассказы соединяют в себе хороший добрый юмор, выразительную иронию и традиции классической литературы. Писательница концентрирует своё внимание на повседневной жизни, особенностях её проявления, предоставляя бытовым делам и разговорам основное место, что задает определенную структуру текста, хотя, отметим сразу, рассказы этого автора никогда не сводятся к бытописанию, всегда организуясь вокруг какой-то актуальной социокультурной проблемы.

Активно ведущееся в настоящее время изучение речи повседневного общения позволило выделить такие черты повседневности, как «самоочевидность, реальность (её. — Д. В.) мира для обыденного сознания», а также интерсубъективность (переживание реальности жизненного мира каждым отдельным человеком зиждется на том, что оно разделяется с другими). Н. Л. Чулкина, исследую концептосферу русской повседневности, отмечает, что «субъективный

смысл (идиосмысл) формируется здесь на фоне некоторых единичных, специфических ситуаций, каждый раз требующих от языковой личности обращения к знаниям о мире и о языке, актуальным для данной ситуации» [8]. Ею выделены базовые концепты повседневности, и на их базе «выстраиваются микросферы: „слова-другие люди»; „слова-вещи», „слова-ситуации», „слова-отношения». Они, как утверждают исследователи, продиктованы „логикой обыденного сознания», или „здравого смысла» рядового носителя языка. К тому же, концепты, входящие в названные микросферы, органично согласуются с выявленными „константами» повседневности, особенно с ее стереотипностью и сценарно-ролевой структурированностью» [Там же]. Учёт этих положений позволяет начать анализ рассказа с рассмотрения его коммуникативной структуры как базы формирования средств языкового выражения. Вот его начало:

Это маленькая история про Ирину историю, повествующую про историю Гали о некой тете Ане, подруге Галиной мамы. ..

Еще пятнадцать минут назад в моей жизни не было ни Иры, ни Гали, ни Галиной мамы, ни тем более какой-то тети Ани, но вот вошла Ира — причем сразу, мощно, без предисловий («Слушай, давай на „ты»!»)…

История про Галю плывет легкой лодочкой среди бушующего моря голосов и звуков телестудии… (Ира. — Д. В.) перебивает её внезапными вопросами:

— Бумага нужна?

— Какая бумага?

— Писчая.

О, бумага нужна.

— На. Прячь. Блокноты нужны?

Нужны.

— А скрепки?

Я люблю скрепки. Бумагу, скрепки, блокноты — у меня слабость к канцелярским товарам. И Ира одаривает меня излишками, то исчезая в недрах шкафов, то вновь выныривая со скрепками и с бесценной историей про Галю — история маленькая сама по себе, по жизни, но оказывается большой — и тоже по жизни.

Традиционный хронотоп (где, когда и кто), который позволяет читателю включиться в содер-

жание рассказа, представлен здесь в соответствии с правилами «повседневного общения»: «дело происходит среди бушующего моря голосов и звуков телестудии», во вспомогательном помещении, о чём сообщают «слова-вещи»: бумага, блокноты, скрепки, ситуация в котором характеризуется как уборка, которую ведёт Ира, «одаривая меня излишками, то исчезая в недрах шкафов, то вновь выныривая со скрепками».

По тому же принципу создан и образ Иры: включаются «слова-люди», представляющие речь и детали внешнего облика:

— Во, «Журнал для мужчин». Бери.

— Нет. Не нужен…

— Полистаешь.

Удачно пристроив журнал, Ира с головой ныряет в другой шкаф, бренча браслетами.

— Красиво…

— Хочешь такие же? — решительно говорит Ира.

И я чувствую, что они у меня будут — такие же браслеты. И все будет. Рядом с Ирой. Сверкающая и блестящая, она возвращает мне вкус к жизни. Теперь у меня все будет: браслеты, скрепки и бумага — я напишу на ней мужской рассказ.

Параллельно складывается и образ рассказчицы-писательницы, ответные реплики которой окрашены чувством юмора.

Итак, на основе диалога выстраивается один из сюжетов рассказа «новое знакомство», построенный по законам повседневной речи: описана «единичная, специфическая ситуация», потребовавшая от читателя «обращения к знаниям о мире и о языке, актуальным для данной ситуации» (см. выше).

Но в первых строках рассказа обещана ещё одна история — о Гале, Галиной маме и её подруге тёте Ане. Подходы к рассказу Иры перебиваются вставками, обусловленными ведением первого сюжета, что усиливает интерес к рассказу:

— Так, значит, Галя. О, эт-та Галя!.. Галя из очень интеллигентной семьи — настоящей, петербургской. Я обязательно познакомлю тебя с ней — влюбишься. Так вот, у Галиной мамы была знакомая — тетя Аня, и эта тетя Аня иногда заходила в гости к Галиной маме — си-

дели, пили чай и разговаривали. И звали девочку Галю: «Галя, иди к нам!..» А Галя… Календари нужны? Бери. Бери, бери, у нас много. Так, значит, Галя, посиди с нами.

А Гале очень нужно сидеть с ними, когда народ на улице играет в мяч и в прятки!.. И Галя: нет, мол, не могу, уроки надо делать. И шмыг на улицу. И так все время: иди к нам, Галя, а Гали и след простыл!..

В тексте выдержаны все композиционные компоненты разговорного нарратива (см.: [1: 285]): есть зачин: — «Так, значит, Галя», за которым следует осложнение «Галя из очень интеллигентной семьи…», далее идёт экспозиция: «Так вот, у Галиной мамы была знакомая — тетя Аня», затем собственно рассказ о девочке-Гале и, наконец, развязка:

Так при чем тут тетя Аня? — я возвращаю Иру в питерский ноябрь.

— Так в этом-то все и дело!.. — вспоминает, вернувшись, Ира. — Тетя Аня, как то яичко, которое оказалось не простое, а золотое, точнее, серебряное!.. Как потом Гале не хватало этих посиделок с тетей Аней!.. Как она сокрушалась о них впоследствии!.. Сколько драгоценных слов она пропустила!.. Фамилия-то у тети Ани была — Ахматова!..

Оба сюжета объединяются в конце рассказа:

И история Гали уже упирается в мою историю, в мою жизнь, меняя ее течение. .. И если это не счастье, так что же это — в ноябре, под музыку и дождь, стоять на остановке, держа в руках «Мужской журнал», три пуда скрепок, тетю Аню (в уме) и Иру (в сердце)…

Диалогическая часть рассказа строится по стандартному типу обмена репликами. Однако она оставляет рассказчице возможность «прокомментировать» собственную реакцию, вводя элементы монологической речи и оставляя читателя в жанре рассказа:

— Во, «Журнал для мужчин». Бери.

— Нет. Не нужен.

— Бери, — твердо говорит Ира.

— Да зачем он мне?!

— Полистаешь.

Женщины время от времени мечтают писать мужские рассказы, а мужчины — женские,

с деталями. Но мужчины не могут — им нечем: нет этого инструмента. Только один мужчина смог написать изумительный женский рассказ — серебряный, из «серебряного века» — там героиню при роковой встрече с соперницей страшно мучает мысль, что в прошлый раз она (героиня) была в той же шляпке и с той же черной лисой на плече. (Это очень тонко.) А потом звучат выстрелы.

В краткую монологическую часть рассказчице удаётся включить элемент рассуждения с оценкой: изумительный женский рассказ («Случай из жизни», принадлежащий В. В. Набокову) — серебряный, из «серебряного века», сопровождая его языковой игрой (серебряный, из серебряного века) и подготавливая читателя к встрече с Ахматовой.

Рассказ о Гале и тёте Ане содержит переби-вы, прямую речь персонажей описываемых событий, элементы описания, что не только в жизнь рассказчицы, но и читателя «вошли и расположились по-домашнему», «Галина мама и тетя Аня с чашечками чая в руках».

Структурная обусловленность рассказа, организованного по правилам диалога и монолога в сфере повседневного общения, открывает возможности речевой стилизации повествования, задаёт общий устный колорит, создаваемый широким использованием конструкций разговорной речи, формирует особую интонацию повествования, ощущение непрерывного разговора с читателем и, соответственно, достоверности рассказанного.

Авторская интенция в рассказе создаётся во многом включением дискурсивных слов — единиц, у которых отсутствует собственно «денотативное в общепринятом смысле» значение и которые устанавливают «отношения между двумя (или более) составляющими дискурса», указывая на то «как высказываемое соотносится с истиной», отражает процесс «взаимодействия говорящего и слушающего» и некоторые др. [4]. В рассказе это конструкции: «о, бумага», «во», «на»; вводные, по природе, слова: «в общем», «действительно», «значит», «слушай; уточнения: «как известно», «конечно»; частицы: «же», «-то», «-нибудь» и лексика: «воленс-ноленс», «зябко», «лепо-

та-а». Постоянная парцелляция, дробление речи на более мелкие сегменты, уточняющие главную мысль, множественные повторы так же сближают письменное повествование с устным.

Таким образом, рассмотрение коммуникативной структуры текста, ориентированной на особенности речи повседневного общения, позволило выявить компоненты его композиции, объединённые установкой автора на целостность смысла. Эта коммуникативная структура определила органичность опоры средств языкового выражения на закономерности этого типа речи, среди которых ведущее место заняли дискурсивные слова. «Проконтролируйте, — пишет об этих словах В. А. Плунгян, — как вы общаетесь в естественной обстановке. Скорее всего, почти каждое предложение будет начинаться либо с „а», либо с „ну», либо с „вот». Казалось бы, эти слова ничего не значат, но на самом деле у них огромный спектр значений, и эти значения очень важны» [6]. Заметим, что отсутствие таких слов в фрагментах текста анализируемого рассказа позволило выделить части собственно литературно-художественного повествования.

ИСТОЧНИК

Мосова С. В. Тётя Аня // Звезда. 2011. № 8. URL: http://magazi-

nes.russ.ru/zvezda/2011/8/mo9.html

ЛИТЕРАТУРА

1. Борисова И. Н. Русский разговорный диалог: структура и динамика. Екатеринбург, 2001.

2. Виноградов В. В. Проблема сказа в стилистике // Виноградов В. В. Избр. работы. О языке художественной прозы. М., 1980.

3. Кожевникова Н. А. Типы повествования в русской литературе XIX-XX вв. М., 1994.

4. Малов Е. М., Горбова Е. В. Дискурсивные слова в русской разговорной речи (на матер. анализа спонтанной разговорной речи) // Первый междисциплинарный семинар «Анализ разговорной русской речи» АРЗ — 29. 08.2007. СПИИРАН. СПб., 2007. С. 31-37.

5. Манн Ю. Об эволюции повествовательных форм (вторая половина XIX века) // Известия АН СССР. Сер. литературы и языка. 1992. Т. 51. № 1. С. 40-59.

6. Плунгян В. А. Дискурсивные слова — последний бастион грамматики: труднопереводимые, маленькие, непохожие, но абсолютно необходимые» // Новая газета. 2013. № 14, 8 февр. 2013. URL: https://www.novayagazeta.ru/ articles/2013/02/08/53442-postnauka-vypusk-12

7. Пустовал В. Е. Долгое легкое дыхание (Современный роман в поисках жанра) // Знамя. 2016. № 1. URL: http://maga-zines.russ.ru/znamia/2016/1/dolgoe-legkoe-dyhanie-sovremen-nyj-roman-v-poiskah-zhanra.html.

8. Чулкина Н. Л. Концептосфера русской повседневности как объект лингвокультурологии и лексикографии: Автореф. … дис. д-ра филол. наук. М., 2005. URL: http://cheloveknauka. com/kontseptosfera-russkoy-povsednevnosti-kak-obekt-lingvo-kulturologii-i-leksikografii#ixzz4y3N4CbQD.

9. Шмид В. Нарратология. М., 2003.

REFERENCES

1. Borisova I.N. (2001) Russkii razgovornyi dialog: struktura i dinamika [Russian oral speech dialog: structure and dynamic]. Ekaterinburg. (in Russian)

2. Vinogradov V. V. (1980) Problema skaza v stilistike [The problem of narration in first person in stylistics]. In: Vinogradov V. V. Izbrannye raboty. O iazyke khudozhestvennoiprozy [Selected texts. About fiction language]. Moscow. (in Russian)

3. Kozhevnikova N.A. (1994) Tipypovestvovaniia v russkoi literatureXIX—XX vv. [Types of narrative in Russian literature of the XIX-XX centuries]. Moscow. (in Russian)

4. Malov E. M., Gorbova E. V. (2007) Diskursivnye slova v russkoi razgovornoi rechi (na ma-teriale analiza spontannoi razgovornoi rechi) [Discursive words in Russian oral speech (based on analysis oral speech]. Proceedings of the first interdisciplinary seminar «Analysis of Russian oral speech» (Russia, Saint-Petersburg, 29.08.2007), St. Petersburg, pp. 31-37. (in Russian)

5. Mann Iu. (1992) Ob evoliutsii povestvovatel’nykh form (vtoraia polovina XIX veka) [About narrative forms evolution (mid-to-late ofXIX century)]. Izvestiia ANSSSR. Seriia literatury i iazyka [Proceedings of the USSR Academy of Science. Language and literature section], vol. 51, no. 1, pp. 40-59. (in Russian)

6. Plungian V. A. (2013) Diskursivnye slova — poslednii bastion grammatiki: trudnoperevodi-mye, malen’kie, nepokhozhie, no absoliutno neobkhodimye» [Discursive words — the last bastion of Grammar: hard-to-translate, little, different, but absolutely amazing ]. Novaia gazeta [Present-day newspaper], no. 14. Available at: https://www.novayagazeta.ru/articles/2013/02/08/53442-postnauka-vypusk-12 (accessed 16.11.2017). (in Russian)

7. Pustovaia V. E. (2016) Dolgoe legkoe dykhanie (Sovremennyi roman v poiskakh zhanra) [Long light breathing (Modern novel searching for genre)]. Znamia [Flag], no. 1. Available at: http://magazines.russ.ru/znamia/2016/1/dolgoe-legkoe-dyhanie-sovremennyj-roman-v-poiskah-zhanra.html (accessed 10.10.2017). (in Russian)

8. Chulkina N. L. (2005) Kontseptosfera russkoipovsednevnosti kak ob»ektlingvokul’turologii i lek-sikografii [Sphere of concepts Russian daily life as linguocultural and lexicography object]. (Extended abstract of Doctor’s thesis, Russian language). University of People’s Friendship, Moscow, 2005. (in Russian) Available at: http://cheloveknauka.com/kontseptosfera-russkoy-povsednevnosti-kak-obekt-lingvokulturologii-i-leksikografii#ixzz4y3N4CbQD (accessed 11.11.2017).

9. Shmid V. (2003) Narratologiia[Narratology]. Moscow. (in Russian)

повествование от 1-го, 2-го и 3-го лица

Одну и ту же историю можно рассказывать с разных точек зрения. Это вроде как на предмет смотреть с разных точек: изнутри или снаружи. Так и историю можно рассказать «изнутри» – от 1-го лица или снаружи – от 3-го лица. А еще есть интересное 2-е лицо.

Вспомним уроки языка: личные местоимения

1-е лицо: я, мы

В таком виде повествования рассказчик становится непосредственно персонажем своей истории.

     Управляющий сказал мне: «Держу вас только из уважения к вашему почтенному батюшке, а то бы вы у меня давно полетели». Я ему ответил: «Вы слишком льстите мне, ваше превосходительство, полагая, что я умею летать». И потом я слышал, как он сказал: «Уберите этого господина, он портит мне нервы»…
       А. Чехов, «Моя жизнь. Рассказ провинциала»

2-е лицо: ты, вы

Повествование для 2-го лица. В таком виде повествования рассказчик заставляет читателя почувствовать себя персонажем истории.уменьшает дистанцию между текстом и читателем. происходит смешение литературы и реальности

     Открываешь глаза. Солнечный лучик пробирается сквозь приоткрытую занавеску – и зайчик запрыгивает на стену напротив окна. Какое-то время следишь за ним, а потом угол одеяла весело летит на сторону, и ты бежишь на кухню. Мама уже колдует у плиты, а шумный чайник сообщает, что вот-вот будет готов ароматный чай. За это время наскоро чистишь зубы, ополаскиваешь лицо холодной водой, проводишь мокрыми руками по непослушным вихрям.        Готов к новому дню.
       Как давно такое было. Три месяца назад…
Светлана Локтыш, «Доброе утро, солнышко»

3-е лицо: ты, вы

Рассказчик здесь передает историю, но персонажем ее не является. Иначе говоря, это когда кто-то, или сам автор, рассказывает о событиях, будто наблюдая за ними со стороны.

       Которая беднота, может, и получила дворцы, а Иван Савичу дворца, между прочим, не досталось. Рылом не вышел. И жил Иван Савич в прежней своей квартирке, на Большой Пушкарской улице.
       А уж и квартирка же, граждане! Одно заглавие, что квартира – в каждом углу притулившись фигура. Бабка Анисья– раз, бабка Фекла – два, Пашка Огурчик – три… Тьфу, ей-богу, считать грустно!В этакой квартирке да при такой профессии, как у Ивана Савича – маляр и живописец – нипочем невозможно было жить.
       Давеча случай был: бабка Анисья подолом все контуры на вывеске смахнула. Вот до чего тесно. От этого, может, Иван Савич и из бедности никогда не вылезал…». Зощенко «Матрёнища».

У каждого вида повествования  есть свои преимущества и недостатки. Рассмотрим их.

От первого лица

Вести повествование от 1-го лица в рассказе или новелле просто: произведение небольшое, текста немного. Гораздо сложнее выдержать такой формат в более крупных текстах – повестях, романах. Есть риск, что читателя замучают бесконечные «я» (реже – «мы»). Поэтому с текст придется вычистить от многочисленных повторов этих местоимений.

Преимущества  повествования от 1-го лица:

  • читатель чувствует связь с человеком, который будто разговаривает с ним;
  • повествование воспринимается как свидетельство очевидца и может выглядеть более правдоподобным;
  • начинающий писатель часто чувствует себя уверенней;
  • легче показать эволюцию героя;
  • позволяет четко обозначить личное отношение персонажа к описываемым событиям.

Недостатки  повествования от 1-го лица:

  • часто неопытный автор ассоциирует себя со своим персонажем. Важно помнить: он – не вы. Он может быть вовсе на вас не похож, например, маньяком, дезертиром, а рассказ будет идти именно от его имени;
  • у рассказчика ограничено поле зрения. Читатель может слышать и видеть только то, что видит и слышит рассказчик;
  • автору сложнее описать, как выглядит сам рассказчик;
  • рассказчик не может переместиться туда, где оказаться не в состоянии, и читатель не узнает о некоторых событиях, свидетелем которых рассказчик не был;
  • читатель не узнает, как выглядит персонаж, который, например, ударил рассказчика по голове так, что тот потерял сознание. Разве что автор придумает ход, как рассказчик мог об этом узнать. Например, был свидетель, или сестра описала человека, который приходил и спрашивал о нём;
  • когда речь зайдет о чувствах или поступках героя, бесконечные «я» могут быть восприняты как жалобы или хвастовство;
  • автору придется раскрывать внутренний мир других персонажей только через их поступки, взгляды и слова.
От третьего лица

Повествование от 3-го лица похоже на повествование от 1-го – только нет множественных «я». Однако здесь важно соблюдать правило:  в каждой сцене надо излагать мысли только одного персонажа.

Например, если в комнате главный герой и два персонажа, то мы следим за мыслями только главного героя. Потом героя оставляем в комнате, а два персонажа выходят на улицу, идут вместе по проспекту и обсуждают недавний разговор: здесь мы следим за мыслями персонажа, который кажется нам наиболее важным. Если проигнорировать это правило, то повествование получится запутанным и тяжелым.

Преимущества повествования от 3-го лица:

  • придает произведению кинематографичность, возникает ощущение «движения камеры»;
  • можно перемещать фокус от одного персонажа к другому, смешивать небольшие авторские наблюдения с описанием мыслей и чувств персонажей и их точек зрения;
  • автор знает все, что происходит в головах его героев и персонажей, а значит, читатель получает более объемную, объективную картинку;
  • написание от третьего лица дает больше простора для творчества и возможность развития нескольких сюжетных линий сразу. Третье лицо – наиболее «маневренное».

Недостатки повествования от 3-го лица:

  • по сравнению с первым лицом, сложнее отразить эмоциональную глубину персонажа;
  • с возрастанием числа персонажей возрастает риск того, что читателю будет трудно за ними следить. Поэтому автору важно создать четкие образы персонажей и их целей;
  • автор должен осторожно «прыгать» от точки зрения одного персонажа к точке зрения другого в рамках одной сцены или главы, иначе читатель перестанет понимать, в чьей голове он сейчас находится.
Странное второе лицо…

Существует также повествование и от 2-го лица: когда сам читатель и есть наблюдатель. Такой стиль изложения материала используют редко: он тяжеловесен, скучен и быстро надоедает читателю.

Однако второе лицо может быть включено в повествование эпизодически. Также второе лицо с успехом используется в стихах:

Ты помнишь, плыли в вышине
И вдруг погасли две звезды.
Но лишь теперь понятно мне,
Что это были я и ты…

Леонид Дербенев

Независимо от того, какое лицо избрано для повествования, можно не зацикливаться на недостатках, лучше максимально использовать преимущества. А какая форма ближе, станет понятнее с опытом. Также стоит учитывать  требования жанра, например:

  • в детективах чаще повествование идет от 1-го лица;
  • в любовных романах – от 3-го лица.

А теперь – задание.

Перестройте отрывки, представленные ниже, так, чтобы повествование зазвучало сначала от 3-го лица, а затем – от 2-го лица. (Ответы можно записать в комментариях).

  1. Макс смотрел на нее и не знал, что ответить. Согласиться – значит, признать свою вину. Все отрицать – будет похоже на оправдания. Он молча развернулся и пошел прочь: если Дана не верит, нет смысла продолжать с ней общение.

2. Я, братцы мои, не люблю баб, которые в шляпках. Ежели баба в шляпке, ежели чулочки на ней фильдекосовые, или мопсик у ней на руках, или зуб золотой, то такая аристократка мне и не баба вовсе, а гладкое место.
А в свое время я, конечно, увлекался одной аристократкой. Гулял с ней, и в театр водил. В театре-то все и вышло. В театре она и развернула свою идеологию во всем объеме. 
А встретился я с ней во дворе дома. На собрании. Гляжу, стоит этакая фря. Чулочки на ней, зуб золоченый.
– Откуда, – говорю, – ты, гражданка? Из какого номера?
– Я, – говорит, – из седьмого.
– Пожалуйста, – говорю, – живите.
М. Зощенко «Аристократка»

Урок окончен. Легких вам перьев, дорогие авторы!

Если материал был интересен и полезен, помни, что таковым он может быть и для других людей. 🙂

Понравилась публикация? Поделись ею с друзьями!

Рассказ от первого лица: это как?

Понятие «от первого лица» принадлежит литературе и используется при написании текстов. Каждый из них должен быть составлен с использованием повествования какого-либо героя, если это художественная литература.

Как это — от первого лица? Что отличает эти рассказы от других и как их определить? Читайте в этой статье.

Таблица лиц

Рассказы могут быть трех типов:

  1. От первого лица.
  2. От второго лица.
  3. От третьего лица.

В каждом меняется только стиль повествования. Для определения лица, в котором написано произведение, стоит выделить наиболее часто встречающиеся личные местоимения: я, мы, ты, они и прочие.

Затем можно воспользоваться таблицей лиц:

Единственное число Множественное число
Первое лицо я мы
Второе лицо ты вы
Третье лицо он, она, оно они

Определив наиболее часто встречающиеся личные местоимения, необходимо выделить главного героя повествования. Это определенный персонаж? Это вы? Это сам автор?

  1. Если сам автор и является рассказчиком, то повествование ведется от первого лица. Это как будто автор сидит рядом с вами и рассказывает все в приватной беседе: я пошел, я сделала, я смогла и все в этом духе.
  2. Рассказы от второго лица не обрели популярность, хотя и весьма интересны. В этом случае автор обращается к аудитории и представляет все так, будто это читатель совершает действия: вы сделали, ты идешь, ты смотришь, ты видишь.
  3. Рассказ от третьего лица наиболее популярен и встречается чаще всего: она смогла, он рассказал, они ушли.

Типы рассказов

Литература может быть художественной и не художественной. В основном рассказы от первого лица характерны для художественной литературы, где повествование идет от имени героя.

Нон-фикш от первого лица также встречается, хоть и намного реже. Чаще всего написание от первого лица в этом случае ведется во множественном числе: не «я», а «мы». Примером такого рассказа может быть лабораторный журнал, в котором встречаются отрывки типа «…мы провели эксперимент…», «…я сделал замеры…» и тому подобные.

Не стоит путать их с отрывками вроде «…наша группа сделала открытие…», поскольку в этом случае рассказ будет вестись от третьего лица. «Наша группа» может быть заменена на «группа», а затем на «она». «Наша» не должна вас путать. В рассказах от первого лица значение имеют только личные местоимения без предлогов.

Плюсы рассказов от разных лиц

  1. Если автор хочет показать максимальный накал эмоций, то он будет использовать рассказ от первого лица. Это как будто герой сам повествует о своих похождениях и переживаниях, читатель проникается его историей и начинает сопереживать. Гораздо легче сочувствовать тому, кто, пусть и в вашем воображении, сидит перед вами и рассказывает что-то.
  2. Рассказы от второго лица не снискали особой популярности. Дело в том, что они слишком узкоспециализированы: мужчине, к примеру, вряд ли понравится читать книгу, в которой пестрит женский род: ты сделала, ты посмотрела, ты услышала. И даже если рассказ читает барышня, то она может быть несогласна с действиями главной героини. Из-за этого пойдет отторжение от истории, появится неприязнь к ней, и в итоге книга будет забыта на самой пыльной полке.
  3. Рассказы от третьего лица позволяют автору рассматривать историю не только с позиции главного героя, но и от других персонажей. Благодаря этому можно увидеть картину происходящего целиком, не оставаясь прикованным к одному человеку.

Пример рассказов по лицам

Если у вас все еще остается вопрос «От первого лица — это как?», то далее вы найдете несколько примеров рассказов по разным лицам. Они помогут вам научиться определять, в каком ключе составлен текст.

  • «Сестра кинула на меня взгляд, полыхающий недовольством. Я не знал, чем оно вызвано, а потому попытался сгладить его слабой улыбкой. Что мне оставалось? Только смотреть на сестру и ждать развязки».

Несмотря на то что есть несколько личных местоимений, рассказ написан от первого лица. Как это определили? Главный герой — мужчина, который рассказывает о себе и своих переживаниях. Эмоции его сестры для него непонятны.

  • «Ты посмотрела на брата, стараясь сдержаться от ругани. Вот как так? Почему? Как вы вообще оказались в этой ситуации? Ты не знала, и злые взгляды — это единственное, что тебе осталось».

Та же ситуация, только рассказ написан от второго лица. Возможно, он даже показался вам странным, поскольку подобные формы повествования для нас непривычны.

  • «Она сцепила зубы и бросила недовольный взгляд на брата. Тот ответил ей извиняющейся улыбкой в попытке успокоить. Было странно смотреть друг на друга в такой ситуации, но им ничего не оставалось».

Рассказ от третьего лица. Теряется эмоциональность произведения, однако затронуты обе стороны конфликта.

Повествование от первого лица. Как написать гениальный роман

Читайте также

На родине первого русского баснописца

На родине первого русского баснописца Без сомнения, десять из десяти случайно опрошенных прохожих на вопрос «Кто первый русский баснописец?» ответят: «Иван Андреевич Крылов». И ошибутся! Да, великий. Да, самый известный… Однако был у него в истории русской словесности

…и другие официальные лица

…и другие официальные лица Франсуа Миттеран, Эли Визель «Воспоминания на два голоса»Диалоги с Эли Визелем о свободе, Христе, коммунизме, истории, литературе и власти.«Всякая власть — только условность, шутка по сравнению с судьбой личности. Ясно одно: когда речь идет о

Бублик Первого канала

Бублик Первого канала У талантливого Михалкова это сработало, потому что лейтмотивом его фильма был бублик. Теста много, оно пышное, а в середине — дырка. Фильм был об этой самой роковой, сосущей пустоте русской души, о пышном ее бублике и ничем не заполненной дырке.

Повествование вместо драматизации

Повествование вместо драматизации Я использую слово «повествование» в двух значениях. С точки зрения формы, повествование — то, что не является диалогом, все рассказываемое автором, в противоположность характерам, является нарративом (включая «он сказал» и «она сказала

Глава I СУБЪЕКТИВНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ (РАННИЙ ЧЕХОВ)

Глава I СУБЪЕКТИВНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ (РАННИЙ ЧЕХОВ) И я хочу просить извинения, на правах человека и ближнего, по мере того, как мы будем выводить наших героев, не только представлять их вам, но иногда спускаться со своей эстрады и беседовать о них. Если они окажутся хорошими

Глава III ПОВЕСТВОВАНИЕ в 1895–1904 гг

Глава III ПОВЕСТВОВАНИЕ в 1895–1904 гг «В манере, доселе неизвестной…» Д.

Умные персонажи первого уровня

Умные персонажи первого уровня Тут ссылка на сцену из «Хоббит 2: Пустошь Смауга» (Youtube: http://www.youtube.com/watch?v=O34oOCB_7Kk.), которой не было в книге.Сцена, показанная в кино, развивается следующим образом: тринадцать гномов и Бильбо Бэггинс, после полутора фильмов сражений и дороги,

Два лица Станислава Лема

Два лица Станислава Лема Здесь пойдет речь об одном из самых сложных произведений мастера контроверз, умного и сложного писателя Станислава Лема – о романе «Голос неба» (так в русском переводе 1971 года; надо бы – «Голос Господа» или «Голос Хозяина»). Собственно, не только

Действующие лица

Действующие лица Все смешалось в доме Облонских, но во владениях Толстого царит полный порядок. Красочная панорама главных действующих лиц разворачивается уже в первой части романа. Двойственная природа Анны просвечивает уже в той роли, которую она играет при первом

Псевдоправила повествования от первого и третьего лица и прочие мифы

Псевдоправила повествования от первого и третьего лица и прочие мифы Какую бы форму повествования вы ни избрали, помните, что рассказчик — это один из персонажей и относиться к нему нужно соответственно. Не верьте псевдоправилам, которые гласят, что при повествовании от

Описание, повествование, психологизм, диалоги

Описание, повествование, психологизм, диалоги Здесь не будет особо тонких подробностей; это объясняется тем же: наша с вами цель — не исчерпывать глубину, толщу произведения, что и невозможно, если перед нами истинно художественное произведение, а, напоминаем, дать

Повествование от первого лица: проблемы и их решения | Записки литературного редактора

Вы обратили внимание, как много сейчас авторов художественной прозы пишут от первого лица? В XIX веке так писали разве что путевые заметки или дневники, да и в XX найдётся немного произведений от лица автора. А сейчас в любом жанре этот тип повествования становится преобладающим. И неважно, что героиня— драконица или вампирша, а герой — орк или некромант. Казалось бы, как тут можно отождествить себя с героем? Но оказывается очень даже можно, хотя иногда из-под пера выходят странные вещи.

А между тем, сложностей в повествовании от первого лица немало, и граблей раскидано – только наступай. Но авторы упорно продолжают на них танцевать и назначают себя на роли героев любовных триллеров и попаданческих драм, космоопер и произведений в жанре зомби-апокалипсиса.

Несмотря на мой слегка язвительный тон, я признаю, что в таком типе повествования есть целый ряд преимуществ, привлекающих авторов. Сначала коротко о них.

Чем привлекательно повествование от первого лица

Рассказ от первого лица позволяет автору легче погрузиться в свой мир, и от этого любая, даже самая фантастическая история становится более реалистичной. В ней появляется та психологическая глубина, которую весьма непросто достичь, когда повествование идёт от третьего лица. Ведь человеку всегда проще описать свои чувства, чем понять другого человека.

Но на мой взгляд, главная причина, почему автор выбирает рассказ от первого лица, связана с особенностями современного литературного творчества. Для многих авторов — это увлечение самим процессом, возможность перенестись в другой мир, поиграть в отношения героев. А когда писатель отождествляет себя с персонажем, такая игра становится ролевой и приобретает особую привлекательность.

Вот и получается, что автор пишет то, что он хочет, а не то, что ждут читатели. И он кажется себе писателем, который выше мнения публики и «не желает прогибаться под её вкусы». А на самом деле для него важен процесс, он просто играет.

Есть, конечно, авторы, осознано и целенаправленно подбирающие литературные приёмы для лучшего воздействия на читателей, есть те, что прорабатывают сюжет, создают концепцию книги. Но «игроков», получающих удовольствие от литературной игры, сейчас больше. Нет, я не говорю, что это плохо. Это даже здорово, так как человек увлечён процессом творчества. И нередко из-под пера таких увлечённых выходят неплохие вещи.

Художница Анна Спешилова

Художница Анна Спешилова

Однако выбор повествования от первого лица, несмотря на привлекательность, связан с целым букетом проблем, которые авторы пытаются решить по-разному, и не всегда это у них получается.

Ограниченность обзора

Читатель видит только ту картинку, что у главного героя перед глазами. А автор не имеет возможности ни сменить фокальный персонаж, ни рассказать о событиях, происходящих в другом месте. О чём думают, что чувствуют другие действующие лица, главный герой может только догадываться. В результате читатели лишаются важной информации, а в описании сюжета и отношений персонажей возникают сложности.

Решить эту проблему можно по-разному, и успешность такого решения зависит от мастерства автора.

  • Источником необходимой информации может быть подслушанный разговор или рассказ другого персонажа.
  • Сочетание рассказа от первого лица и вставок от третьего, когда описываются события, которые недоступны восприятию главного героя. Не всем авторам удаётся органически сочетать эти два типа повествования.
  • Рассказы от лица разных героев. Здесь сохраняется повествование от первого лица, но в то же время появляется возможность посмотреть на ситуацию с разных точек зрения и показать читателю разные события. Однако на такое перевоплощение способны не все авторы, всё же необходимо показать характер и внутренний мир различных персонажей, иногда разного возраста или пола.

Проблема создания образа

Тут даже несколько проблем. Во-первых, примеряя на себя роль героя, автор невольно наделяет его своими чертами характера, привычками, страхами, интересами. Избежать этого довольно сложно, из-за чего герои/героини разных книг одного автора оказываются похожи. Решить проблему может только мастерство писателя и его способность к перевоплощению, своеобразный актерский дар.

Во-вторых, возникает проблема с визуализацией образа. Для читателя важна картинка, возможность увидеть героя со стороны. А повествование от первого лица его этого лишает. Даже просто внешний вид описать — и то проблема.

«Девушка и ее коты». Художница Ольга Самарина

«Девушка и ее коты». Художница Ольга Самарина

Нередко авторы даже не задумываются над этим и не мудрствуя лукаво заставляют героя описывать себя примерно так: «Я отличался хорошо развитой мускулатурой, так как с детства занимался спортом. Сильные руки уверенно держали копьё, а длинные ноги позволяли догонять убегающих врагов. Естественно, от девушек у меня не было отбоя». Вот скажите, кто в здравом уме думает о себе подобным образом? Да, герой рассказывает о себе читателю. Но он не рассказчик, он действующий персонаж. И подобные описания мешают читателю нормально воспринимать героя, снижают его реалистичность.

Другой вариант – рассматривание себя в зеркало. «Из зеркала на меня смотрела эффектная блондинка с шелковистыми, слегка вьющимися волосами, чувственными губами и аристократическим носом». Вот когда вы подходите к зеркалу, вы также детально разбираете свою внешность? Вряд ли. Разве что отметите морщинки у глаз, пару седых волос или прыщик на лбу. А всё остальное вы многократно видели.

Но образ героя/героини вполне можно создать по отдельным чёрточкам, сконструировать как пазл из замечаний других персонажей. Подруга заметит, что платье героини подходит к её рыжим волосам, знакомый сделает комплимент выразительным, колдовским глазам. Герой посмотрит на кого-то с высоты своего роста и т. д.

Такие отдельные чёрточки, намёки позволят читателю включить фантазию, и создать свой уникальный образ героя. Что намного лучше, чем навязанный автором.

Художник Маттиас Стом

Художник Маттиас Стом

Я-передозировка

Другой не менее важной проблемой становятся повторы местоимения «я». Действительно, при повествовании от третьего лица героя можно назвать по-разному и избежать нежелательных повторов. А здесь как? Чем можно заменить местоимение «я» в рассказе от первого лица? Вот и рассыпают авторы это местоимение щедрой рукой по всему произведению, что при чтении вызывает ощущение навязчивости. Причём многие считают это неизбежным злом.

Однако дело здесь в неопытности или в нежелании автора поработать с текстом. Ведь возможности сократить количество «я» есть, надо только внимательно относиться к построению предложений.

В ряде случаев можно обойтись без «я», изменив формулировку. Например, «я подумала» заменить на «мне в голову пришла мысль», «мне подумалось», «мне показалось», «у меня возникла идея» и т. д. Варианты замены зависят от контекста. «Я увидела» — «передо мной возникла такая картина:», «мне бросилось в глаза», «в увиденное трудно было поверить, но…». «Я сегодня не выспалась» — «мне сегодня не удалось выспаться». Конечно, все «я» заменять подобным образом не нужно, но там, где их особенно много, вполне можно придумать замену.

Помогает избавиться от передозировки местоимениями «я» переключение внимания на действия других персонажей, на картины природы, на описание событий, не связанных с главным героем. Несколько таких предложений и навязчивое «я» уже не раздражает читателя.

Только вот не стоит решать проблему с «я» за счёт атрибуции диалогов. Её можно вообще не писать, если нет необходимости, но вот убирать из атрибуции только местоимение-подлежащее – это не лучший вариант.

А вообще, когда мне жалуются на сложности такого типа повествования, я обычно отвечаю: «Тогда не пишите от первого лица». Какие проблемы? Большинство гениальных произведений прошлого написано от третьего лица. Но на то и творчество, без мук оно редко бывает плодотворным. Так что выбирайте и творите. Успехов!

Что такое статья (текст) от первого лица

Введение

Обычная практика создания статей требует написания их от третьего лица. Новости или статьи, размещенные на большинстве сайтов, не должны нести личностную нагрузку. Исключение могут составлять статьи в документальном стиле приказного или распорядительного характера. Часто статьи сайтов вообще обезличены. Такие статьи обычно доносят информацию, не касающуюся деятельности людей: техника, строительство и тому подобное.

В литературе написание текстов от первого лица — явление очень распространенное. Это позволяет глубже узнать главного героя, как бы увидеть мир его глазами. Такие тексты несколько ограничены по возможностям. К примеру, рассуждения героя об увиденном нужно пропускать через призму его мыслей: «И тут я подумал».

Статьи для блогов

Исключение составляют статьи для блогов, львиная доля которых пишется именно от первого лица. Удивительного в этом нет. Блог – это личная страничка, где ее хозяин-блогер с помощью интересных текстов пытается завладеть максимальной аудиторией.

Естественно, общаться с посетителями блога или делиться с ними интересной информацией логично от первого лица. В таких статьях часто встречаются обращения, типа: «друзья», «дорогие мои», «коллеги».

Распространенным является обращение к читателю на «ты», как к старому знакомому. Хотя выбирать форму обращения необходимо исходя из тематики блога и аудитории. Если в блоге автор размышляет об искусстве, и люди, часто посещающие его, среднего и старшего возраста, будет не совсем корректным обращаться к ним на «ты». И наоборот, в блоге о музыке в стиле рэп как-то неприлично «выкать».

Факторы доверия блогеру

Способ подачи информации от своего лица имеет ряд преимуществ. Главное – это возможность завоевать доверие читателя. Общение от своего лица – это общение реального человека со своими принципами, опытом и взглядами. Получить совет из рук в руки намного приятней, чем просто почитать сухую энциклопедическую выдержку. И как для подростка приоритетным является мнение друзей, так и для любого человека мнение реального человека, испробовавшего на себе то, о чем пишет, тоже важнее книжных истин.

Существенной является и позиция автора блога. Особенно для того, кто это мнение разделяет. Если автор со знанием дела говорит об объекте или явлении, к нему, как и к любому профессионалу, невольно проникаешься доверием и уважением – человек знает, о чем рассуждает. Такому блогеру следует остерегаться только одного – менторства. Идеализация своего мнения и возвышение его над мнениями других, излишняя поучительность могут оттолкнуть читателей блога.

Стиль написания текстов от «первого лица»

Общение в таких статьях обычно неформальное. Оно практически исключает академичность, зато всячески приветствует юмор, сленг и жаргонизмы. Использовать сленговые или жаргонные слова стоит, но без излишеств, ведь никогда не знаешь, какой человек забредет на страничку блога из Всемирной Паутины. Вполне может быть, что такие слова будут ему не понятны и отобьют охоту знакомиться со страничкой.

В статьях распространенных, которые пишутся от третьего лица, употребление жаргонизмов скорее исключение, чем правило. А в текстах «от себя» использование их приводит к ощущению близости целевой аудитории, словно читатель блога попал в родную ему среду, так называемую «тусовку» единомышленников.

Однако если блог не узко специализирован, а рассчитан на очень широкую читательскую аудиторию, следует размещать в нем статьи, написанные легким, доступным языком без излишеств.

Цель написания текстов от «первого лица»

Конечно, целью написания статей от своего лица является, прежде всего, привлечение читателей. Такие тексты содержат достаточно много полезной информации, которая, благодаря разговорной форме повествования, легко читается и усваивается.

Но блоговые тексты еще и побуждают читателя к обсуждению. А если читателю интересно общаться на заданную тему, то и блог будет процветать, а это целый ряд выгод и моральных, и материальных.

Как правильно писать статьи от «первого лица»

Сначала, естественно, нужно выбрать интересную тему:

  • полезные советы;
  • рассказ о собственных интересных проектах или экспериментах;
  • неординарные поступки или выходки;
  • обзоры новинок или популярных новостей;
  • перевод интересных статей с иностранного;
  • мысли, взгляды, жизненный опыт;
  • секреты, идеи и многое другое.

Затем необходимо собрать информацию по теме с помощью друзей, знакомых, поисковых систем, собственных размышлений.

Следующим этапом будет составление короткого плана статьи, чтобы выстроить мысли в единую линию.

А дальше можно развернуться – писать, как душе угодно. Можно излагать свои мысли. Можно копировать информацию из других открытых источников. Можно собирать информацию разных источников и редактировать ее.

Но все равно есть правила, которые желательно соблюдать:

  • не стоит злоупотреблять терминологией;
  • необходимо избегать предложений большого размера;
  • мысли должны быть изложены четко и понятно;
  • постарайтесь не повторяться;
  • пишите грамотно, чтобы избежать негативных комментариев в блоге;
  • уникальные статьи читать интересней, чем бесконечные повторы.

Пример

Неверно: Статья рассказывает о фестивале кино Испании и творчестве Х.Медема.

Верно: Привет всем! Был вчера на «Коровах» Медема. Прикольное, я вам скажу, кино!

Вывод

Ведение своего блога задача приятная, но сложная. Умение писать блогерные тексты, или статьи от «первого лица», пригодится каждому хозяину блога, если он хочет добиться его процветания и популярности.

Создавайте уникальные статьи, подбирайте интересные темы. Придумывайте заголовки, которые сразу «зацепят» читателя. Оформляйте тексты статей красиво. Разбивайте на части, абзацы. Пользуйтесь списками. И тогда Ваш блог станет самым популярным в интернете.

Как писать от третьего лица – 3 важных правила для копирайтера


Таблица лиц

Рассказы могут быть трех типов:

  1. От первого лица.
  2. От второго лица.
  3. От третьего лица.

В каждом меняется только стиль повествования. Для определения лица, в котором написано произведение, стоит выделить наиболее часто встречающиеся личные местоимения: я, мы, ты, они и прочие.

Затем можно воспользоваться таблицей лиц:

Единственное числоМножественное число
Первое лицоямы
Второе лицотывы
Третье лицоон, она, оноони

Определив наиболее часто встречающиеся личные местоимения, необходимо выделить главного героя повествования. Это определенный персонаж? Это вы? Это сам автор?

  1. Если сам автор и является рассказчиком, то повествование ведется от первого лица. Это как будто автор сидит рядом с вами и рассказывает все в приватной беседе: я пошел, я сделала, я смогла и все в этом духе.
  2. Рассказы от второго лица не обрели популярность, хотя и весьма интересны. В этом случае автор обращается к аудитории и представляет все так, будто это читатель совершает действия: вы сделали, ты идешь, ты смотришь, ты видишь.
  3. Рассказ от третьего лица наиболее популярен и встречается чаще всего: она смогла, он рассказал, они ушли.

Зачем писать сочинение

Сочинение — письменная самостоятельная работа, которая демонстрирует умение автора излагать мысли по заданной теме. Как правило, сочинения пишутся только от руки.

Написание сочинений развивает:

  • логическое мышление;
  • умение критически мыслить;
  • навык поиска необходимой информации;
  • творческое начало;
  • навык грамотно формулировать мысли.

Сочинение отличается от эссе по литературе, истории или английскому языку по структуре и целям.

Типы рассказов

Литература может быть художественной и не художественной. В основном рассказы от первого лица характерны для художественной литературы, где повествование идет от имени героя.

Нон-фикш от первого лица также встречается, хоть и намного реже. Чаще всего написание от первого лица в этом случае ведется во множественном числе: не «я», а «мы». Примером такого рассказа может быть лабораторный журнал, в котором встречаются отрывки типа «…мы провели эксперимент…», «…я сделал замеры…» и тому подобные.

Не стоит путать их с отрывками вроде «…наша группа сделала открытие…», поскольку в этом случае рассказ будет вестись от третьего лица. «Наша группа» может быть заменена на «группа», а затем на «она». «Наша» не должна вас путать. В рассказах от первого лица значение имеют только личные местоимения без предлогов.

Человек должен быть интеллигентным

Человек должен быть интеллигентным! А если его профессия не нуждается в интеллигентности? А если он не смог получить образование: так сложились обстоятельства? А если эта интеллигентность сделала его “белой вороной” среди сотрудников, друзей, родных, становится помехой сближения с другими людьми? Нет, нет и еще раз нет! Интеллигентность нужна при любых обстоятельствах. Она нужна вам и тем, кто вас окружает. Это очень и очень важно, прежде всего, для того, чтобы жить счастливо и долго: именно так, долго!

Подробнее…

Плюсы рассказов от разных лиц

  1. Если автор хочет показать максимальный накал эмоций, то он будет использовать рассказ от первого лица. Это как будто герой сам повествует о своих похождениях и переживаниях, читатель проникается его историей и начинает сопереживать. Гораздо легче сочувствовать тому, кто, пусть и в вашем воображении, сидит перед вами и рассказывает что-то.
  2. Рассказы от второго лица не снискали особой популярности. Дело в том, что они слишком узкоспециализированы: мужчине, к примеру, вряд ли понравится читать книгу, в которой пестрит женский род: ты сделала, ты посмотрела, ты услышала. И даже если рассказ читает барышня, то она может быть несогласна с действиями главной героини. Из-за этого пойдет отторжение от истории, появится неприязнь к ней, и в итоге книга будет забыта на самой пыльной полке.
  3. Рассказы от третьего лица позволяют автору рассматривать историю не только с позиции главного героя, но и от других персонажей. Благодаря этому можно увидеть картину происходящего целиком, не оставаясь прикованным к одному человеку.

Факторы доверия блогеру

Способ подачи информации от своего лица имеет ряд преимуществ. Главное – это возможность завоевать доверие читателя. Общение от своего лица – это общение реального человека со своими принципами, опытом и взглядами. Получить совет из рук в руки намного приятней, чем просто почитать сухую энциклопедическую выдержку. И как для подростка приоритетным является мнение друзей, так и для любого человека мнение реального человека, испробовавшего на себе то, о чем пишет, тоже важнее книжных истин.

Существенной является и позиция автора блога. Особенно для того, кто это мнение разделяет. Если автор со знанием дела говорит об объекте или явлении, к нему, как и к любому профессионалу, невольно проникаешься доверием и уважением – человек знает, о чем рассуждает. Такому блогеру следует остерегаться только одного – менторства. Идеализация своего мнения и возвышение его над мнениями других, излишняя поучительность могут оттолкнуть читателей блога.

Пример рассказов по лицам

Если у вас все еще остается вопрос «От первого лица — это как?», то далее вы найдете несколько примеров рассказов по разным лицам. Они помогут вам научиться определять, в каком ключе составлен текст.

  • «Сестра кинула на меня взгляд, полыхающий недовольством. Я не знал, чем оно вызвано, а потому попытался сгладить его слабой улыбкой. Что мне оставалось? Только смотреть на сестру и ждать развязки».

Несмотря на то что есть несколько личных местоимений, рассказ написан от первого лица. Как это определили? Главный герой — мужчина, который рассказывает о себе и своих переживаниях. Эмоции его сестры для него непонятны.

  • «Ты посмотрела на брата, стараясь сдержаться от ругани. Вот как так? Почему? Как вы вообще оказались в этой ситуации? Ты не знала, и злые взгляды — это единственное, что тебе осталось».

Та же ситуация, только рассказ написан от второго лица. Возможно, он даже показался вам странным, поскольку подобные формы повествования для нас непривычны.

  • «Она сцепила зубы и бросила недовольный взгляд на брата. Тот ответил ей извиняющейся улыбкой в попытке успокоить. Было странно смотреть друг на друга в такой ситуации, но им ничего не оставалось».

Рассказ от третьего лица. Теряется эмоциональность произведения, однако затронуты обе стороны конфликта.

Примеры сочинений


Сочинение. Описание природы


Сочинение. Описание проблем в жизни помещиков в поэме Н.В. Гоголя “Мертвые души”


Сочинение-повествование. О рыбалке


Сочинение-повествование. Самый лучший день лета


Сочинение-рассуждение о жизненных планах


Сочинение-рассуждение по повести М.А.Булгакова “Собачье сердце”

Библиография

  • (фр.) Баргийе Ф.
    Роман XVIII века = Le Roman au XVIIIe siecle. — Париж: PUF Litteratures, 1981. — ISBN 2-13-036855-7.
  • (фр.) Бенвенист Э.
    Общая лингвистика. — М.: Прогресс, 1974.
  • (фр.) Каннон Б.
    Повесть о внутренней жизни = Narrations de la vie interieure. — Париж: Klincksieck, 1998. — ISBN 2-911285-15-8.
  • (фр.) Démoris, René.
    Le temps du vertige // Le Roman à la première personne: du classicisme aux lumières (фр.). — Geneva, Switzerland: Librairie Droz S. A., 2002. — 506 p. — (Titre courant). — ISBN 2-600-00525-0.
  • (фр.) Pierre Deshaies, Le Paysan parvenu comme roman a la premiere personne
    , [s.l. : s.n.], 1975 ;
  • (фр.) Beatrice Didier, La Voix de Marianne. Essai sur Marivaux
    , Paris: Corti, 1987, ISBN 2-7143-0229-7 ;
  • (фр.) Philippe Forest, Le Roman, le je
    , Nantes: Pleins feux, 2001, ISBN 2-912567-83-1 ;
  • R. A. Francis, The Abbe Prevost’s first-person narrators
    , Oxford: Voltaire Foundation, 1993, ISBN 0-7294-0448-X ;
  • (фр.) Jean-Luc Jaccard, Manon Lescaut. Le Personage-romancier
    , Paris: Nizet, 1975, ISBN 2-7078-0450-9 ;
  • (фр.) Annick Jugan, Les Variations du recit dans
    La Vie de Marianne
    de Marivaux
    , Paris: Klincksieck, 1978, ISBN 2-252-02088-1 ;
  • Marie-Paule Laden, Self-Imitation in the Eighteenth-Century Novel
    , Princeton, N. J.: Princeton University Press, 1987, ISBN 0-691-06705-8 ;
  • (фр.) Georges May, Le Dilemme du roman au XVIIIe siecle, 1715-1761
    , New Haven: Yale University Press, 1963 ;
  • (фр.) Ulla Musarra-Schroder, Le Roman-memories moderne : pour une typologie du recit a la premiere personne, precede d’un modele narratologique et d’une etude du roman-memoires traditionnel de Daniel Defoe a Gottfried Keller
    , Amsterdam: APA, Holland University Press, 1981, ISBN 90-302-1236-5 ;
  • (фр.) Vivienne Mylne, The Eighteenth-Century French Novel, Techniques of illusion
    , Cambridge: Cambridge University Press, 1965, ISBN 0-521-23864-1 ;
  • (фр.) Valerie Raoul, Le Journal fictif dans le roman francais
    , Paris: Presses universitaires de France, 1999, ISBN 2-13-049632-6 ;
  • (фр.) Michael Riffaterre, Essais de stylistique structurale
    , Paris: Flammarion, 1992, ISBN 2-08-210168-1 ;
  • (фр.) Jean Rousset, Forme et signification
    , Paris: Corti, 1962, ISBN 2-7143-0356-0 ;
  • (фр.) Jean Rousset, Narcisse romancier : essai sur la premiere personne dans le roman
    , Paris: J. Corti, 1986, ISBN 2-7143-0139-8 ;
  • English Showalter, Jr., The Evolution of the French Novel (1641–1782)
    , Princeton, N. J. : Princeton University Press, 1972, ISBN 0-691-06229-3 ;
  • Philip R. Stewart, Imitation and Illusion in the French Memoir-Novel, 1700-1750. The Art of Make-Believe
    , New Haven & London: Yale University Press, 1969, ISBN 0-300-01149-0 ;
  • (фр.) Jean Sgard, L’Abbe Prevost : Labyrinthes de la memoire
    , Paris: PUF, 1986, ISBN 2-13-039282-2 ;
  • (фр.) Loic Thommeret, La Memoire creatrice. Essai sur l’ecriture de soi au XVIIIe siecle
    , Paris: L’Harmattan, 2006, ISBN 978-2-296-00826-7 ;
  • Martin Turnell, The Rise of the French novel
    , New York: New Directions, 1978, ISBN 0-241-10181-6 ;
  • Ira O. Wade, The Structure and Form of the French Enlightenment
    , Princeton, N. J.: Princeton University Press, 1977, ISBN 0-691-05256-5 ;
  • Ian Watt, The Rise of the Novel
    , Berkeley & Los Angeles: University of California Press, 1965, ISBN 0-520-01317-4 ;
  • Arnold L. Weinstein, Fictions of the self, 1550-1800
    , Princeton, N.J. : Princeton University Press, 1981, ISBN 0-691-06448-2 ;
  • (фр.) Agnes Jane Whitfield, La Problematique de la narration dans le roman quebecois a la premiere personne depuis 1960
    , Ottawa: The National Library of Canada, 1983, ISBN 0-315-08327-1.

О войне — от первого лица. Михаил Честнейший

Warspot открывает цикл материалов, посвящённых ветеранам Великой Отечественной войны. В этом цикле воспоминания ветеранов будут публиковаться практически без редакционных вставок — только прямая речь людей, прошедших войну и доживших до наших дней. Наш первый герой — Михаил Петрович Честнейший. Он родился в 1926 году в селе Высокое Прилукского района Черниговской области. Служил радистом в 308-й стрелковой Латышской Краснознамённой дивизии. Последние пятнадцать лет живёт в Минске. Михаил Петрович рассказывает о том, что подтолкнуло его стать добровольцем в 17 лет и как накануне Победы сдавались гитлеровцы.


«Учётная карточка члена КПСС. Когда нашу партию ликвидировали, я пошёл в райком и забрал её. Тут записана вся моя жизнь»

У меня трагедия получилась: мама меня родила и умерла. Медицина в то время слабая была. Но имя она мне дала — так мне рассказывали. Отец позднее женился, а меня дедушка и бабушка по отцу забрали в Прилуки. Потом через некоторое время и Колю, моего старшего брата: как же нас разлучать.

1941 год. Меня утром послали за хлебом. Я пришёл — в магазине небольшая очередь, женщины стоят, хлеб ещё не привезли. Идёт разговор, и одна женщина говорит: «Война началась». На неё начали шипеть: не говори никому, этого не может быть! Ведь тогда пакты были заключены между Германией и Советским Союзом. Но никто этому, между прочим, не верил — люди говорили, что война будет. Мужчины зрелого возраста стояли в очередях у киосков, где продавали газеты, чтобы почитать, что пишут.

У нас в городе Прилуки была центральная улица Ленина. Каждое воскресенье по этому кварталу гуляла молодёжь. Дальше — сад, там проводились танцы. Началась война, и всё это движение по улице прекратилось сразу же. Улицы стали пустые — как вымерли, только ветер гонял обрывки газет и афиш.

Утром рано стук в ставни. Мы открыли — там тётя Нина, сестра отца. Она жила в Чернигове, её муж был областным специалистом по геодезии. Тётя приехала из Чернигова и пришла к нам: «Что вы сидите, там немцы!» В тот же день она отправилась в военкомат и вернулась с документами: формировался эшелон на эвакуацию. Мы сложили вещи в узлы и поехали на погрузочную станцию.

У нас были проездные документы до Фрунзе: там жил наш дядя, туда мы и стремились. Во Фрунзе нас встретили. Красивый новый город, улицы широкие, дубовый парк, аллеи, белый хлеб продают. А через месяц всё свернулось и всех на карточки посадили. Нам, иждивенцам, 400 граммов хлеба давали.

Колю в армию забрали прямо из школы в марте 1943 года и повезли в военное миномётно-пулемётное училище. И вот мы получаем от него письмо, датированное 25 августа: «Едем на [цензура зачеркнула] фронт». А в сентябре мы получаем похоронку: 29 августа Коля был убит… Это стало для меня страшным ударом.


«Не дай бог никому такой документ когда-нибудь держать в руках»

В тот день мне приснился сон. Я держу три бумажки: похоронки на отца, Колю и дядю Юру, брата отца. Одна отпадает, и вторая отпадает, остаётся в руках Колина. Я сплю, это сон. И в это время крик. Я вскочил — тётя Ира держит эту похоронку в руках и кричит.

Я окончил Школу фабрично-заводского обучения и уже работал мастером по ремонту линий связи во Фрунзе. Но после этой трагедии я отправился в военкомат и написал заявление о добровольном вступлении в армию. Мне шёл 17-й год. В октябре 1943 года меня вызвали на медкомиссию. Когда спросили, куда хочу, в какие войска, я лихо ответил: «В кавалерию!».

Я получил повестку, собрал котомочку и поехал в Ташкент. Там были военные курсы, где учили радистов. Мне вдолбили азбуку Морзе так, что я до сих пор сижу и лозунги, слоганы проигрываю на азбуке Морзе: сначала всё по порядку, потом назад, потом через слово. На занятиях азбуку Морзе учили, а на перерыве выйдешь — из репродуктора тоже азбука Морзе стучит. Хотя были и обычные передачи, конечно. Но нам напоминали: ты — радист, слушай внимательно.

Когда нас отправляли на фронт в 1944 году, всё выдали новое, с иголочки. Только оружия не дали. Отправили нас в Мытищи — это районный центр под Москвой, где делали и делают вагоны метро. А тогда там изготавливали самоходные артиллерийские установки. Там мы оказались в школе старших радистов. Я как раз сидел на занятиях, когда приехали «купцы» — мы так называли тех, кто приезжал забирать радистов в воинские части. Есть такие знаменитые Раковецкие лагеря между Москвой и Горьким. Там формировалась 308-я латышская стрелковая дивизия, где и началась моя боевая жизнь.

Работы было полно. Только встали — лопаты в руки, копаем накаты, блиндажи, чтобы хоть от какого-то снаряда укрыться. Обстреливали нас миномётами, артиллерия, авиация бомбила. Я как-то попал под пулемётную очередь. Шёл в сторону тыла с переднего края фронта. С опушки леса дали очередь по мне. Так вот, пули не просвистели — они прожужжали. До этого на той же дороге был убит молодой офицер.

7 мая 1945 года шёл бой под хутором Лукни. Я даже не слышал — понял только, что меня что-то ударило. Я глянул — осколок торчит, тонкий, как спица. Я его взял — а он горячий. Как вытащил — кровь обильно пошла. Хлопцы намотали мне американский пакет и косынку. Я походил — мне неудобно. Снял это к чёртовой матери. Но от своего аппарата не отходил.


Из приказа: «Медалью за отвагу наградить Михаила Петровича Честнейшего за то, что он в бою под хутором Лукни 7 мая 1945 года, несмотря на полученное ранение, остался на поле боя и продолжал держать бесперебойную радиосвязь». Ранее был награждён медалью «За боевые заслуги»

И трусов видел. Вот был паренёк — кем он был, я не знаю. Но такой, возле кухни первый. И вот мы наступаем. Идём вместе с пехотой. Хутор проходим, а немцы по нам бьют оттуда из миномётов. И лежат старые, давно высохшие навозные кучи. Так он эту кучу разгребает и туда головой. Ну сволочь, все ребята идут, а ты что? Но ничего не сделаешь: человек есть человек.

8 мая 1945 года мы идём дорогой, а впереди населённый пункт. Там два или три двухэтажных деревянных дома. Смотрим — и не можем понять, что там происходит: дом весь в белом. Мы ещё подумали: стирка, что ли, коллективная? Стали присматриваться. В это время выходят со стороны сада немцы — у толмача белый флажок. Мы стали — и они стоят. Командир взял переводчика и пошёл к немцам — и те тоже навстречу пошли. Оказалось, это немецкий артиллерийский полк снялся с позиций и сдаётся.


«Пока мы на Урал не прибыли, всё ещё говорили: «Вот когда кончится война…». Не верилось»

9 мая под утро я дежурил. Нас осталось несколько человек. Приезжает замполит полка и объявляет: победа. По радио передали, что в Берлине к этому моменту уже подписали документы. Мы стреляли, радовались. Наши товарищи командиры — молодцы: они где-то прихватили винца хорошего на складах у немцев, закуски, и мы все, невзирая на чины и ранги, под вечер поужинали.

Шёл 1947 год — уже четыре года мы служим, и не видно, когда увольнение. Служить было некому. Мы призваны с 17 лет, хотя призывали в армию с 19. Так ещё нужно, чтоб подросли эти 19-летние. В итоге мой 1926 год увольнялся в 1950-м году — семь лет отслужили.

Рекомендовали меня на учёбу в город Иваново, в военно-политическое училище. Деваться некуда. Чтобы поступить, писали сочинение, сдавали экзамены по географии и истории.


В рамке справа: последняя фотография брата Коли

На первом курсе учёбы, в 1949 году, первый раз нам дали отпуск, и я приехал на родину, в Прилуки. Приехал вечерним поездом и пошёл по городу пешком, прямо посередине улицы. Мои родные из эвакуации вернулись, но нашу квартиру какая-то организация уже заняла под контору. Хорошо, что там бабушкина сестра жила, и у неё остался дом. Нашёл их дом, постучал в окошко — моя тётя Ира бросилась обнимать меня от радости, что я вернулся.

Навестил родных Васи — это был близкий друг моего брата Коли, погиб в Чехословакии. Я пришёл — там плач страшный. Вот, говорю, я выжил. Коля погиб, Вася погиб, а я живой. В школьные годы они оба отличниками были. Убили тех, кто потом мог бы двигать науку.


«Моя красавица жена Надежда Дмитриевна. С первого взгляда решил: если она не замужем, то я обязательно на ней женюсь»

Моя жена тоже участница войны. Она операционная сестра, простояла возле операционного стола до 1949 года. А уже в 1949 году попала к нам в училище. Наш начальник дружил с её начальником, заведующим отделением хирургии окружного госпиталя в Иваново. Так вот, мой начальник пришёл — а она там в канцелярии сидит, документы оформляет. Он говорит: пиши заявление, что ты увольняешься и поступаешь к нам в училище в санчасть. А её начальнику, своему другу, сказал: что вы себе думаете, она тут всю жизнь просидит и никогда замуж не выйдет среди вас, стариков. Надежда в тот же день была уволена из госпиталя и принята к нам в санчасть — вот как мужики сработали.

Двадцать с лишним лет я проработал в народном образовании, из них — двадцать лет в школе. Заслужил там звание «Отличник народного образования БССР». Так что не халтурил, а работал на совесть.


Михаил Петрович Честнейший. Кадровый военный, офицер воздушно-десантных войск Советской армии

От первого, второго и третьего лица — способы описания точек зрения

От первого, второго и третьего лица — это способы описания точек зрения.

  • От первого лица — это перспектива I / we .
  • Второе лицо — это перспектива и .
  • От третьего лица — это перспектива он / она / оно / они .

Точка зрения от первого лица

Когда мы говорим о самих себе , наших мнениях, и о вещах, которые случаются с нас , мы обычно говорим от первого лица.Самый большой признак того, что предложение написано от первого лица, — это использование местоимений от первого лица. В первом предложении этого абзаца местоимения выделены жирным шрифтом. Мы, мы, наши, и сами — все местоимения от первого лица. В частности, это местоимения первого лица во множественном числе. Местоимения первого лица единственного числа включают I, me, my, my и self .

Вот совет: Если вы пишете электронное письмо, создаете презентацию или просто отправляете быстрый твит, Grammarly может вам помочь! Попробуйте приложение Grammarly, чтобы писать чище и впечатляюще.

Многие рассказы и романы написаны от первого лица. В таком повествовании вы находитесь в голове персонажа и наблюдаете, как история разворачивается глазами этого персонажа.

Точка зрения второго лица

Точка зрения от второго лица принадлежит человеку (или людям), к которому обращается. Это точка зрения «вы». Еще раз, самый большой показатель второго лица — это использование местоимений второго лица: you, your, yours, yourself, you.

Рассказы и романы, написанные от второго лица, существуют, но они гораздо реже, чем рассказы, написанные от первого или третьего лица.

Точка зрения от третьего лица

Точка зрения от третьего лица принадлежит человеку (или людям), о котором идет речь. Местоимения третьего лица включают он, его, его, сам, она, ее, ее, себя, это, его, себя, они, их, их, их, и сами .

Вы не всегда можете полагаться на местоимения, чтобы определить точку зрения предложения.Не во всех предложениях есть местоимения, особенно от третьего лица:

Но если вы посмотрите на это предложение и подумаете: «Майк — это не я», вы можете исключить первого человека. Вы также можете подумать: «Я не разговариваю с Майком», чтобы исключить второго человека. Вы остались с третьим лицом.

Многие рассказы и романы написаны от третьего лица. В этом типе рассказов бестелесный рассказчик описывает, что делают персонажи и что с ними происходит. Вы не смотрите прямо глазами персонажа, как в повествовании от первого лица, но часто рассказчик описывает мысли и чувства главного героя по поводу происходящего.

Говорить от третьего лица

В большинстве случаев, когда люди говорят о себе, они говорят от первого лица. Было бы определенно эксцентрично говорить о себе в третьем лице все время, но вы можете делать это время от времени для комедийного эффекта или для привлечения чьего-то внимания.

Тина: Давай, на обед суши. Это любимая вещь Джеффа! Том: Нет, Джефф ненавидит суши. Думаю, он предпочел бы буррито. Джефф: Хм, Джефф получит голос?

Точка зрения от первого лица: я, я и я

Точка зрения от первого лица — это когда писатель (или вымышленный рассказчик) передает информацию из своей собственной перспективы .Независимо от того, рассказывают ли они историю из своего прошлого или высказывают вам свое мнение о настоящем, если основным местоимением в тексте является «Я», вы, вероятно, имеете дело с чем-то, написанным от первого лица.

Отрывок, написанный от первого лица, может выглядеть примерно так:

Я боялся того, что может встретить меня, когда я вошел на кухню. Что-то должно было произойти. Я не мог понять, в чем я был так уверен, но это была уверенность, не похожая ни на что из того, что я когда-либо испытывал раньше.

Как способ написания, который, казалось бы, никогда не выходит из моды, POV от первого лица — это то, что все авторы должны стремиться освоить. Вот почему мы обратились за помощью к нашим редакторам Reedsy, чтобы составить это руководство, отражающее точку зрения от первого лица.

Почему вид от первого лица такой мощный POV

Повествование от первого лица вводит читателя прямо в историю, переживая ее события как персонаж от первого лица. Он может придать сказке авторитет и убедительность, а также имеет множество других полезных функций повествования.Хотя он может не идеально подходить для каждой истории — поэтому у нас также есть альтернатива от второго и третьего лица — это определенно популярная точка зрения, и авторам важно освоить ее. Вот еще немного о том, почему стоит научиться писать от первого лица.

Создает ощущение полного погружения

Одним из основных преимуществ POV от первого лица является то, что иногда называют «близкой психической дистанцией» между читателем и персонажем. То есть многие авторы и читатели предпочитают писать от первого лица от первого лица, потому что это создает близость.Трейси Голд, редактор Reedsy и адъюнкт-профессор композиции в Университете Балтимора, подтверждает это:

Написание от первого лица облегчает проникновение в мысли и чувства персонажа. В случае с первым лицом писатель или читатель становится персонажем по мере того, как они углубляются в историю, и это тот вид иммерсивного опыта, который заставляет меня полюбить книгу.

Нельзя сказать, что точка зрения от второго лица или от третьего лица не может создать интимную близость, но первое лицо, как правило, является наиболее интимным, поскольку вы получаете прямой доступ к внутренним мыслям и чувствам персонажа.Часто в рассказе от первого лица возникает чувство честности и доверия, вовлекающее читателя в историю, вызывая сочувствие.

В документальной литературе голос от первого лица также может придать достоверность написанному: «Я знаю, что это правда, потому что я действительно видел или делал эти вещи». Читатели могут заново пережить этот опыт через первоисточник, будучи уверенными в том, что этот человек знает, о чем они говорят.

Конечно, ни художественная, ни научная литература не застрахованы от феномена ненадежных рассказчиков (подробнее об этом ниже), поскольку реальные люди так же подвержены предубеждениям, как и вымышленные.

Пример: Большие надежды Чарльз Диккенс

Классика Диккенса о мальчике, рожденном в бедности, надеющемся улучшить свое положение в жизни, демонстрирует эффект погружения и интимность, которые может предложить POV от первого лица Этот ранний отрывок, сказанный голосом Пипа, ловко отражает его внутренний конфликт по поводу его личности , который движет большей частью сюжета романа. Поскольку мы можем следить за его мыслительным процессом от начала до конца, мы понимаем, почему он принимает решения, какими бы несовершенными они ни были.

От первого лица может появиться интригующий ненадежный рассказчик

Рассказы от первого лица также превосходны в установлении интриги и вопросов об истинной природе рассказчика — представляют ли они объективную правду или они тянут шерсть над нашими чрезмерно доверчивыми глазами?

Поскольку большинство точек зрения от первого лица по своей природе ограничены предубеждениями и личными мотивами рассказчика, авторы могут легко создать интригу с помощью ненадежных рассказчиков, которые перевернут представление о честности и доверии с ног на голову.Ненадежный рассказчик заставляет читателя усомниться в том, рассказывает ли рассказчик всю историю, что особенно увлекательно, если вы обнаруживаете, что они ненадежны только в середине рассказа.

В то время как это отсутствие правдоподобия может быть фатальным для художественной литературы, оно может быть настоящим удовольствием для художественной литературы. Аджа Поллок — редактор, работавший над книгами таких писателей, как Нил Гейман, Джордж Буш и многих других, — хорошо резюмирует это:

Когда рассказчик вызывает сомнение, он заставляет читателя догадываться о разрыве между реальностью и наблюдениями за персонажем POV.Неопытным писателям (или даже опытным) бывает сложно найти ненадежных рассказчиков, но они добавляют дополнительный слой загадочности и напряжения, заставляющего листать страницы.

Пример:
Never Let Me Go Казуо Исигуро

В этом слегка антиутопическом романе о группе учеников Хейлшема, вымышленной английской школы-интерната, Исигуро использует точку зрения от первого лица, чтобы обыгрывать концепцию надежного и ненадежного повествования посредством исследования памяти.В этом отрывке Кэти показывает, что приобщилась к новым знаниям, которые изменили ее восприятие прошлого. Но она не говорит нам, что влечет за собой это знание. Постепенно впуская в историю все больше сомнений, Исигуро исследует непостоянную природу памяти, создавая ощущение того, что в Хейлшеме есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Читатели начнут сомневаться не только в картине, которую рисует Кэти, но и в своей способности отделять правду от реальности, создавая исключительно интригующий опыт чтения.

Его предполагаемые ограничения могут вдохновить на творчество

То, что может показаться ограничением POV от первого лица (то есть вы можете видеть точку зрения только одного человека на историю за раз), на самом деле может быть возможностью проявить творческий подход. Может быть, вы решите рассказать историю с точки зрения стороннего наблюдателя (что позволит решить проблему нейтралитета), домашнего животного, нескольких персонажей с противоречивыми воспоминаниями или даже всезнающей богоподобной фигуры.

Всеведущий от первого лица

От первого лица всеведущий — это когда рассказчик от первого лица знаком с мыслями, действиями и мотивами других персонажей.Это то, что можно назвать исключением из правила повествования от первого лица — и это редкость, отчасти потому, что это сложно осуществить, а отчасти потому, что это не кажется очень реалистичным.

Однако есть определенные случаи, когда всеведущее повествование от первого лица уместно и интересно. Одним из таких примеров является книга Маркуса Зусака The Book Thief , в которой всеведущий рассказчик от первого лица является (внимание спойлера) самой Смертью. Еще один хорошо известный пример — это книга Лемони Сникета «Серия неудачных событий » — повествование ведется от первого лица и имеет очень характерный голос, но рассказчик, кажется, всегда знает, что происходит со всеми персонажами.

Стиль прозы характерен

Еще одной характеристикой успешных повествований от первого лица является то, что весь тон и стиль продиктованы тем, кто является рассказчиком: его мировоззрением, мотивацией и пороками. Мало того, что каждая точка сюжета раскрывает что-то новое о них, но и сама проза глубоко пронизана их уникальным характером.

Пример:
Приключения Гекльберри Финна Марка Твена

Особенно показательным примером того, как POV от первого лица может помочь установить тон и стиль, является роман Марка Твена Huckleberry Finn — роман, в котором мальчик рассказывает о своих приключениях на реке Миссисипи вместе с беглым рабом.Рассказанный с точки зрения Гека и на его родном языке, этот отрывок умудряется передать не только детский дух рассказчика, но и чувство времени и места, которое отличает рассказ от других. Эти воспоминания остаются сильными на протяжении всего романа и действительно стали отличительной чертой Huckleberry Finn за многие годы, прошедшие с момента его публикации.

Рассказчик со стороны может пролить свет на вид

Хотя многие истории от первого лица от первого лица сосредоточены на внутренней жизни их рассказчиков, иногда рассказчик от первого лица на самом деле не является ключевым персонажем, вокруг которого вращается история.Напротив, они просто линза, через которую мы смотрим на все.

В истории, рассказанной от третьего лица, они могли быть второстепенными персонажами, но здесь они рассказывают нам свою версию событий. И если они лично не вовлечены в конфликт, они могут быть свободны от некоторых предубеждений, с которыми обычно сталкиваются рассказчики от первого лица. Таким образом, хотя читатель видит внутреннюю перспективу разума рассказчика, он также получает взгляд на ключевые события и персонажей со стороны. Некоторые назвали бы это лучшим из обоих миров.

Пример:
Убить пересмешника Харпер Ли

«Убить пересмешника» — рассказ о судебном процессе над чернокожим мужчиной, обвиняемым в изнасиловании белой женщины на юге Америки 1930-х годов, — рассказана женщиной по имени Скаут, оглядывающейся на опыт своего 6-летнего «я». . В то время как молодой Скаут, безусловно, занимает центральное место в романе во многих отношениях и фильтрует впечатления, получаемые читателями, настоящая драма разворачивается в зале суда и в мире взрослых — мире, который она поймет, только когда сама вырастет.Здесь мы видим, насколько Скаут уважает и ценит мнение своего отца Аттикуса — намек на то, как он будет служить сильным моральным компасом истории, даже когда другие в городе восстанут против него.

🖊️

Какой POV подходит для вашей книги?

Пройдите нашу викторину, чтобы узнать! Занимает всего 1 минуту.

Начать викторину

Распространенные ошибки при написании от первого лица

Написание от первого лица может быть одним из первых вещей, которым мы учимся в детстве, но, как и любая повествовательная техника, оно сопряжено со своим набором проблем.И хотя проблемы часто открывают возможности для творчества, по-прежнему важно знать, как справляться с ловушками и клише, описанными ниже.

1. Ленивые всезнающие рассказчики

Одна из первых проблем, с которыми столкнутся авторы, когда они решат писать от первого лица, — это проблема объема — насколько может рассказчик на самом деле знать о том, что происходит? Ая Поллок объясняет:

Если повествование от первого лица обсуждает внутреннюю жизнь другого персонажа, это должно быть сформулировано как предположение или восприятие персонажа POV — , а не как абсолютное знание того, что другой персонаж думает или чувствует.

Вы можете рассматривать это как препятствие, если в конкретной сцене вы хотите показать, что думает второстепенный персонаж. Однако, как отмечает Поллок, ваш рассказчик всегда может указать, что чувствуют другие персонажи, с помощью небольшого наблюдения. Вы можете написать:

Я рассказал Карен то, что слышал. Она нервничала из-за новостей.

Конечно, ваш рассказчик от первого лица не может знать , что чувствует Карен (если только они буквально не экстрасенсы), но чтобы передать ту же идею, вы можете написать:

Когда я сообщил ей эту новость, Карен нервно отвернулась.

Пример:
Комната Эммы Донохью

Передано с точки зрения ребенка, Комната использует первого человека, чтобы создать для читателя ощущение тайны и интриги. Невероятно ограниченные возможности и понимание, которые демонстрирует пятилетний рассказчик Джек, заставляют читателя искать подсказки, чтобы собрать головоломку вместе. Это также добавляет смягчающий слой невинности в безрадостное повествование и служит резким контрастом с изображением зла.

2. Чередующиеся рассказчики, говорящие одинаково

Точка зрения от первого лица не означает, что вы должны придерживаться мнения одного и того же человека из первых рук на протяжении всего романа. Многие популярные романы, особенно романы для молодых взрослых, на самом деле используют несколько рассказчиков от первого лица, чтобы немного расширить их кругозор. Если все сделано правильно, это добавляет разнообразия и сложности вашему повествованию, что очень понравится читателям. Но это также может быть сложно осуществить, поскольку читатели могут запутать персонажей.

Первое лицо нравится многим начинающим авторам, поскольку позволяет им использовать свой личный, реальный голос. Но если все рассказчики в рассказе писателя используют одни и те же причудливые обороты фраз, то у вас могут возникнуть проблемы. Поэтому убедитесь, что вы даете каждому персонажу особый голос и стиль, который позволяет им чувствовать себя настоящими, индивидуальными людьми.

Пример:
Ты будешь скучать по мне, когда я уйду Рэйчел Линн Соломон

В этом романе о непростых отношениях между 18-летними близнецами Адиной и Това Соломону умело удается создать два разных голоса.Один рассказчик — музыкант, и ее язык приправлен музыкальными метафорами, в то время как другой рассказчик более склонен к учебе, что также проявляется в ее повествовании. Поскольку Адина и Това борются с болезнью в семье, они также молодые женщины, которые узнают о любовь и отношения, к которым они подходят и пытаются осмыслить по-своему.

3. Неуклюжие самоописания

С другой стороны, если у вас есть только один рассказчик от первого лица, вы можете столкнуться с проблемой попытки их описать.Глазами рассказчика авторы могут легко описать любого другого персонажа, обстановку и сложные детали динамики отношений, но у них нет набора глаз, который мог бы повернуться к рассказчику. Это может сделать их неуловимыми до такой степени, что они станут анонимными и совершенно забывчивыми.

Чтобы противостоять этому, у некоторых авторов может возникнуть соблазн позволить рассказчику описать себя, например, посмотрев в зеркало и внутренне перечислив то, что они видят:

Посмотрев в зеркало, я осмотрел свою одежду.На мне был симпатичный топ и клетчатая юбка а-ля Шер от Clueless, но на этом сходство закончилось. В отличие от Шер, у меня были непослушные каштановые волосы, а черты лица были простыми. «По крайней мере, мои боевые ботинки и сумка с книгами создавали во мне непохожую на других девушек атмосферу», — подумала я.

В подобных ситуациях, возможно, стоит спросить, действительно ли одежда и внешний вид рассказчика существенно влияют на историю. Даже заметки о таких внутренних качествах, как интеллект и личность, могут показаться неудобными, когда рассказчик описывает самих себя.Гораздо лучший способ включить эти элементы — использовать какое-нибудь верное шоу-не-рассказывать: пусть сюжет, диалоги и взаимодействия персонажей сообщают читателю о том, кто является рассказчиком.

4. «Фильтрация» слишком сильная

Наконец, некоторые авторы борются с тем, что редактор Ребекка Хейман называет «языком фильтрации». По ее словам, добавление слишком большого количества фраз вроде «Я видел» и «Я слышал» — одна из самых больших повторяющихся ошибок в прозе от первого лица:

Если ваш рассказчик излагает свой собственный опыт, вам не нужно использовать такие структуры, как « Я видел » или « Я слышал » — язык, который устанавливает ненужную дистанцию ​​между опытом рассказчика и его артикуляцией.

Чтобы избежать этого, Трейси Голд предлагает опустить большинство тегов мыслей и тегов диалогов от первого лица. В вашем письме уже должно было быть ясно, с чьей точки зрения вы пишете, что сделало такие квалификаторы ненужными и громоздкими:

Например: « Тихо ухнула сова » против « Я слышал тихое уханье ». Один помещает нас внутрь опыта слушания; другой просто рассказывает нам об этом. Мы уже знаем, что все, что нам говорят, идет через повествование от первого лица, поэтому персонаж использует эмпирическое чутье.


Вот и все — тонкости взгляда от первого лица. Если вы жаждете большего, ознакомьтесь с нашим следующим постом, посвященным точке зрения от второго лица!

Рассказчик от первого лица: определение и пример — видео и стенограмма урока

Примеры рассказчика от первого лица

Рассказчик от первого лица очень распространен в литературе. Каждый раз, когда у автора есть один персонаж, рассказывающий историю, используется повествование от первого лица.Его можно использовать в любом жанре литературы, но это довольно распространено в детективной фантастике , где персонаж разгадывает загадку. В одном из самых известных детективов мы видим первого человека: Шерлока Холмса. Другие классические романы, в которых использовалось первое лицо: Чтобы убить пересмешника , И восходит солнце, , Над пропастью во ржи , Приключения Гекльберри Финна и Лолита . Его также можно найти в современных популярных произведениях, таких как трилогия Голодные игры .

Автор, который использовал внутренний монолог как форму от первого лица, — Уильям Фолкнер. Фолкнер часто рассказывал больше о своих персонажах, позволяя им разделять поток сознания. Мы также видим это в романе Маргарет Этвуд, Рассказ служанки . Мы сможем узнать больше о главном спикере и некоторых ее секретах, когда она начнет делиться.

Хорошим примером драматического монолога является книга Роберта Браунинга « Моя последняя герцогиня ». Говорящий разговаривает с кем-то в гостях, и в ходе разговора мы узнаем, что говорящий убил свою последнюю жену.

В рассказе Уильяма Фолкнера « Роза для Эмили » мы можем найти пример множественного числа от первого лица. По сюжету говорящий представляет не только свою точку зрения, но и точку зрения всего города, поскольку секреты Эмили раскрываются.

Пример периферийного рассказчика и его ограничения можно найти в книге Ф. Скотта Фицджеральда The Great Gatsby . История рассказана с точки зрения Ника Каррауэя, но он мало что предлагает сюжетной линии.Мы ограничены в том, что знаем о Гэтсби и других персонажах истории. Мы также формируем свое мнение о высшем классе общества, основываясь на деталях и мнениях, которые разделяет Ник.

Краткое содержание урока

Рассказчик от первого лица — это точка зрения, в которой история рассказывается одним персонажем. Персонаж делится событиями или информацией о себе. Вы можете распознать повествование от первого лица по словам «я» и «мы». Эта точка зрения может ограничивать читателя, потому что мы знаем события только от этого одного персонажа, и мы причастны только к мыслям этого персонажа.Повествование от первого лица может быть через персонажа, внутренний монолог, драматический монолог, от первого лица во множественном числе или периферийного рассказчика. Эта точка зрения используется во многих классических романах, стихах и современной художественной литературе.

Результаты обучения

Когда вы закончите, вы сможете:

  • Вспомнить, что представляет собой перспектива рассказчика от первого лица в рассказе
  • Объясните ограничения рассказчика от первого лица
  • Перечислить некоторые способы использования рассказчика от первого лица
  • Определить некоторые известные литературные произведения, в которых используется перспектива рассказчика от первого лица

Ой, мой, я, я:

Выберите художественное произведение, в котором используется повествование от первого лица.Это может быть одна из историй, упомянутых в уроке, например, «Над пропастью во ржи» или «Голодные игры», или другая история, полностью при условии, что она рассказывается от первого лица. Выберите одну из следующих подсказок и напишите сцену из 500 слов.

С периферии:

Выберите второстепенного персонажа. Они могут быть важными персонажами, но должны быть такими, чьи действия не влияют на большую часть основного сюжета. Например, в Catcher in the Rye вы можете писать с точки зрения Фиби; в The Hunger Games вы могли писать от зрителя или Foxface.Выберите сцену из романа и запишите их точку зрения на происходящее.

Ненадежно:

Выберите персонажа, который, по вашему мнению, может быть ненадежным, но не главный — например, хотя Холден — ненадежный рассказчик в Над пропастью во ржи , вы не могли выбрать его. Подумайте, что, по вашему мнению, делает их ненадежными: антагонисты, например, обычно не думают, что они злые, и могут полагать, что они должны делать то, что они делают. Выберите сцену и запишите их точку зрения.

Советы:

При создании своей версии сцены имейте в виду:

  • о каких аспектах сюжета и других персонажах персонаж может не знать;
  • их прошлое и мотивы;
  • их возраст — в десятилетнем возрасте Фиби не будет иметь вашего уровня зрелости или понимания.

Точка зрения | Примеры от первого, второго и третьего лица

Определение точки зрения

В английском языке точка зрения — это позиция или перспектива рассказчика, через которую рассказывается история.Точка зрения автора сообщает читателю, кто переживает событие или тему написания.

Все типы письма — художественная литература, тексты песен, документальная литература — написаны с определенной точки зрения.

Первое, второе и третье лицо

Первое, второе и третье лицо — три основных типа точки зрения.

  • От первого лица — это Я / мы перспектива
  • Второе лицо это вы перспектива
  • От третьего лица — это он / он / они / оно перспектива

Автор выбирает точку зрения, чтобы рассказать историю так, как если бы вы ее пережили, чтобы заставить вас погрузиться в историю или позволить автору выразить различные точки зрения.Вот несколько примеров точки зрения:

  1. POV от первого лица (Вы это переживаете) — « Мое сердце прыгнуло в мое горло , когда я повернулся и увидел пугающую тень».
  2. POV от второго лица (Заставьте вас вникнуть в историю) — « Вы, , поворачиваетесь и видите пугающую тень».
  3. Точка зрения от третьего лица (Покажите разные точки зрения) — « Дети повернулись и увидели пугающую тень. Они не заметили, что кошка подошла близко к низко подвешенному фонарю ».

Как определить точку зрения

Определить точку зрения в творчестве писателя иногда бывает непросто. Лучший способ узнать точку зрения — пропустить диалог, перейти к повествованию и посмотреть на местоимения, используемые в повествовании:

  • Я, я, мой, мой, я, мы, наши, наши, мы — Первое лицо
  • Ты, твой, твой, себя — Второе лицо
  • Она, ее, ее, сама, он, он, его, он сам, они, они, они сами, их, их — Третье лицо
Местоимения точки зрения
1-е, 2-е, 3-е лицо Тема Объект Притяжательное Светоотражающий
дет. Pron.
Особое число 1-й I мне мой шахта сам
2-я вы вы ваш твое себя
3-й мужской он ему его его сам
внутренняя она ее ее ее сама
средний это это это это сам
общий или от 4-го лица одна одна один себя
Множественное число 1-й ср используйте наш наши себя
2-й вы вы ваш твое сами
3-й они их их их сами

Вы пропускаете диалог, потому что персонаж любого голоса может говорить и почти всегда будет говорить от первого лица.

Точка зрения от первого лица

Обычно мы говорим от первого лица, когда говорим о себе, своем мнении или своем опыте.

Каждый раз, когда писатель захочет поделиться жизнью другого человека, вы увидите перформанс от первого лица. С видом от первого лица каждый, читающий отрывок, видит жизнь персонажа.

Точка зрения от первого лица определяется местоимениями единственного числа, такими как; я, мой, я, мой и я или местоимения первого лица во множественном числе, такие как мы, нас, наш и себя .
Местоимения первого лица
Особое число Множественное число
I Наши
Me Сами
Шахта ср
Мой США
Я

Примеры точек зрения от первого лица

Джон Леннон и Пол Маккартни написали песню «In My Life» от первого лица:

Есть места, которые я запомню
Всю жизнь хоть что-то поменяли
Некоторые навсегда, а не к лучшему
Некоторые ушли, а некоторые остались
У всех этих мест были свои моменты
С любовниками и друзьями до сих пор могу вспомнить
Некоторые мертвы, некоторые живы
В жизни я любил их всех

Автор журнала New Yorker и автор детских книг Э.Б. Уайт часто писал от первого лица, особенно в своих публицистических эссе. Это отрывок из книги «Прощай, сорок восьмая улица»:

Однажды, пару недель назад, I некоторое время сидел, мрачно глядя на мемориальную доску, которая вошла в мою жизнь в значительной степени из-за стремления какой-то компании к продвижению по службе.

Выберите от первого лица, если вы хотите, чтобы читатель отправился с вами в поездку. Конечно, вы управляете действием, но читатель чувствует его.Рассмотрим эти известные слова во множественном числе от первого лица:

Мы, Народ Соединенных Штатов, чтобы сформировать более совершенный Союз, установить Справедливость, обеспечить внутреннее Спокойствие, обеспечить общую защиту, способствовать общему Благосостоянию и обеспечить Благословения Свободы для себя и нашего потомства, устанавливаем и установить настоящую Конституцию для Соединенных Штатов Америки.

Романы примерно с 1900 года по настоящее время обычно демонстрируют эту активную, заинтересованную точку зрения.Задачи, идеально подходящие для первого лица (единственного или множественного числа), включают:

  • Автобиографии
  • Журналы или дневники
  • Художественная литература
  • Очерки
  • Блоги
  • Чтение записей
  • Текст песни
  • Стихи
  • Письма (официальные или дружеские)

Места до избегайте от первого лица:

  • Учебная работа
  • Инструкции

Типы от первого лица

Повествование от первого лица может принимать разные формы:

  • Надежный — персонаж писателя говорит правду
  • Ненадежно — персонаж писателя что-то скрывает; они ненадежный рассказчик
  • Центральный от первого лица — рассказчик является главным героем и центральным персонажем сюжета
  • Периферийное устройство от первого лица — рассказчик является свидетелем, но не главный герой

Чтобы прочитать увлекательное повествование от первого лица, вернитесь к трилогии Сюзанны Коллинз «Голодные игры».

Точка зрения второго лица

Точка зрения второго лица известна как перспектива «ты». Это точка зрения человека или людей, к которым обращается рассказчик. Перспектива второго лица определяется использованием автором местоимений второго лица: you, yourself, your, yours, or you.

Местоимения второго лица
Особое число Множественное число
Вы Вы
Ваш Ваш
Ваш Ваш
Сам сами
Вы все (y’all)

Многие местоимения второго лица имеют как единственное, так и множественное число, в зависимости от контекста.

Взгляд от второго лица пытается превратить читателя в персонажа. Он редко используется в романах, но вызывает немедленный толчок.

Примеры точек зрения от второго лица

Использование перспективы от второго лица в романах или рассказах редко, но все же существует. Рассмотрим пример из художественной литературы «Земля и прах» Атика Рахими и Эрдага Гокнара:

Обернувшись спиной к осеннему солнцу, вы сидите на корточках у железных перил моста, соединяющего два берега высохшего русла реки к северу от Пули-Хумри.

Второе лицо помогает глубоко погрузить новых читателей во многие детские книги. Книга «Как присматривать за дедушкой» написана в виде сборника инструкций от второго лица:

Как только ваш дедушка говорит: «Я сдаюсь», выпрыгивайте и кричите: «Вот и я!»

Точка зрения второго лица совершенно естественна для рецептов и указаний. Вот способ приготовить лимонад, написанный от второго лица:

  1. Вам нужно шесть лимонов, шесть стаканов холодной воды и один стакан сахара.
  2. Вам понадобится большой кувшин, чтобы все перемешать, и соковыжималка.
  3. Перед тем, как вылить сок из лимонов, вы можете облегчить себе работу, покатав лимоны на прилавке.
  4. Тогда просто выжимаете из них сок.
  5. Вы смешиваете свежий лимонный сок, воду и сахар в кувшине.
  6. Перемешать; вы можете настроить сладость или воду по вкусу.

С инструкциями и указаниями второй человек может быть «понятой» точкой зрения:

«Откройте страницу 178 и решите проблемы с 6 по 10.”

Понятный, но неписаный субъект этого предложения — «Ты», местоимение просто опущено.

Никогда не используйте POV от второго лица в академическом письме.

Точка зрения третьего лица

Точка зрения от третьего лица принадлежит людям или человеку, о которых говорит рассказчик. Местоимения от третьего лица — это она, он, она, его, ее, его, сама, сам, он, его, себя, они, их, их, их и сами .

Местоимения третьего лица
Особое число Множественное число
Она Они
He их
Ее Их
Его Их
Ее Сами
Его
Сама
Сам
Это
Свое
Сам

Для писателя, который должен рассказать несколько взаимосвязанных историй, обеспечить психологическую дистанцию ​​между объектом и читателем или кому нужно оставаться нейтральным, ничто не сравнится с точкой зрения от третьего лица.

Все академические произведения, большая часть рекламы, множество романов и большинство цитат или афоризмов написаны от третьего лица.

Третье лицо с ограниченной ответственностью

Ограниченная точка зрения от третьего лица — это когда рассказчик имеет лишь некоторый доступ к опыту и мыслям персонажей. Часто ограниченная перспектива от третьего лица ограничивает доступ рассказчиков к мыслям и переживаниям только одного персонажа.

Всеведущий от третьего лица

Всеведущая точка зрения от третьего лица — это когда рассказчик имеет доступ ко всем переживаниям и мыслям всех персонажей в истории.Всеведущий рассказчик знает мысли главного героя и всех остальных персонажей романа или рассказа.

Примеры точек зрения от третьего лица

Вот отрывок из книги J.K. Книга Роулинг Гарри Поттер и философский камень , демонстрирующая силу третьего лица:

Гарри подошел к резервуару и пристально посмотрел на змею. Он бы не удивился, если бы оно умерло от самой скуки …

В художественной литературе вид от третьего лица позволяет писателю погрузить читателя в головы всех персонажей, объяснить важные моменты сюжета и представить информацию, казалось бы, нейтральным образом.

Говоря от третьего лица

Говорить от третьего лица нехарактерно, но люди это делают. Это может быть отличный комедийный эффект или привлечь чье-то внимание.

Вот пример Ларри, говорящего от третьего лица:

Шейла : Эй, Джейк, давай посмотрим этот фильм! Ларри любит этот фильм.

Джейк : О да, Ларри большой поклонник этого. Посмотрим!

Ларри : Что !? Ларри не любит этот фильм.

Точка зрения четвертого человека

точка зрения четвертого лица — это термин, используемый для неопределенных или общих ссылок. Распространенным примером в английском языке является слово «один» в выражении «можно подумать, как это работает». Этот пример предложения относится к кому-то в общем.

Вы также можете увидеть точку зрения четвертого лица, называемую обобщенной точкой зрения от третьего лица.

Выбор точки обзора

Все мы любим писать естественным образом.Как писатель, вы обязаны перед своим читателем тщательно обдумать свою точку зрения. Многие писатели переписывают свои произведения, если их точка зрения кажется неудобной.

Этот абзац перешел от первого лица ко второму и третьему, всего в трех предложениях!

Взгляд от первого лица или рассказчик от первого лица может обмануть читателя, чтобы он доверился рассказчику, когда рассказчик не является надежным репортером (отлично подходит для загадок, рассказов и вымышленных признаний).

Многие великие романы, такие как «Великий Гэтсби», написаны от первого лица. Еще одна классика от первого лица — «Моби Дик» Германа Мелвилла. Понятно, кто повествует строчкой «Зовите меня Измаил».

Второе лицо подходит для простого, непосредственного рассказывания историй (для детей, рецепты, инструкции по сборке и тому подобное).

Рассказчик от третьего лица создает максимальную дистанцию ​​между событиями и читателем. Это почти всегда считается надежной и нейтральной точкой зрения.С третьим лицом автор может выбрать точку зрения отдельного персонажа или быть всеведущим (всезнающим, присутствующим) и входить в сознание всех персонажей и выходить из них.

Точки обзора от первого, второго и третьего лица

Когда мы думаем о точке зрения в общем смысле, мы склонны думать о чьем-то отношении или мнении о вещах: его симпатиях или антипатиях, их направленности, их представлении о мире. Точка зрения уникальна, правда? В конце концов, у каждого свой взгляд на вещи.

Однако, когда речь идет о литературной или повествовательной точке зрения, вариантов не так много. На самом деле существует всего пять различных типов повествовательной точки зрения:

  • от первого лица
  • второе лицо
  • всеведущий от третьего лица
  • с ограничением от третьего лица
  • объектив от третьего лица

Эти точки зрения не так уникальны, но они могут быть полезны для создания различных эффектов в литературных произведениях. Мы выделили для вас пять основных типов повествования.Удивительно, что тысячи историй могут создавать авторы только с этими опциями.

Когда использовать точку зрения от первого лица

Люди могут быть немного… эгоистичными. Возможно, поэтому первый человек точка зрения — это все о I , мне и мое . Нам нравится ставить себя на первое место.

Если не считать шуток, точка зрения от первого лица — это когда история рассказывается с индивидуальной точки зрения, описывая что-то, что с ними происходит.Ключевые местоимения для точки зрения от первого лица:

.

Некоторые популярные книги, написанные от первого лица: Голодные игры серии , Убить пересмешника и Дневник Бриджит Джонс Дневник .

Вот несколько примеров повествования от первого лица:

  • По дороге в продуктовый магазин я увидел одинокую перчатку, лежащую в сугробе. Интересно, не принадлежит ли он кому-то поблизости, я поднял его и положил в карман.
  • Я почувствовал след под ногами. Было сухо и каменисто. Я слышал аплодисменты толпы. Я собирался выиграть!
  • Мои друзья были все у реки, когда я появился со своей удочкой и ведром. Они дразнили меня за то, что я всегда приходил последним.

Как видно из этих примеров, повествование от первого лица помогает читателю понять персонажа. Как читатель, вы понимаете все, что происходит в истории, с точки зрения персонажа.Это мощный подход, но он может быть ограничивающим, если вы пытаетесь построить большой мир, как в научной фантастике или в эпосах.

Когда использовать точку зрения от второго лица

Точка зрения от второго лица — это примерно вы . Нет, мы не пытаемся вас замаслить. Мы имеем в виду, что точка зрения от второго лица — это повествование, которое рассказывается с точки зрения читателя.

Ключевые местоимения для точки зрения от второго лица:

Обычно считается запретом писать роман только от второго лица.Чаще стихи или рассказы могут включать фрагменты точки зрения от второго лица. Чтобы быть ясным, точка зрения от второго лица — это не то же самое, что когда автор обращается к читателю напрямую. Это когда кажется, что вы, читатель, становитесь частью истории. Вы знаете, как те старые книги «Выбери свое приключение», которые мы все читаем.

Вот несколько примеров повествования от второго лица:

  • Вы подошли к углу и услышали телефонный звонок в телефонной будке.Когда вы подняли трубку, на другой линии никого не было.
  • Вы всегда хотели выиграть в лотерею, но никогда не думали, что это действительно произойдет!
  • В заброшенном парке развлечений есть что-то пугающее. Вы все равно решите войти?

Так же, как перспектива от первого лица, перспектива от второго лица может создать историю, которая кажется читателю более интимной. Это действительно помещает их в историю. Перспектива от второго лица также может создать жуткий, почти отчуждающий эффект.

Когда использовать точку зрения от третьего лица

Если вы недавно читали рассказ, скорее всего, он был написан от третьего лица. Другими словами, это не было рассказано с точки зрения рассказчика или читателя.

Ключевые местоимения от третьего лица:

  • они
  • из них
  • их
  • он / она / оно
  • его / ее / их

Есть три разных точки зрения от третьего лица.Мы начнем с самого распространенного — всеведущего от третьего лица.

Всеведущий от третьего лица

Всеведущий — причудливое слово, означающее «всезнающий». Итак, всеведущая точка зрения от третьего лица означает, что повествование рассказывается с точки зрения рассказчика, который знает мысли и чувства многих персонажей рассказа. Иногда всеведущий вид от третьего лица включает рассказчика, рассказывающего историю с точки зрения нескольких персонажей.Популярные примеры всеведущей точки зрения от третьего лица: Middlemarch , Anna Karenina и The Scarlet Letter .

Вот пара примеров всезнающего повествования от третьего лица:

  • Дарси танцевал только один раз с миссис Херст и один раз с мисс Бингли, отказался познакомиться с какой-либо другой дамой и провел остаток вечера, гуляя по комнате, иногда разговаривая с кем-нибудь из своей компании. Его характер был решен.Он был самым гордым и неприятным человеком в мире, и все надеялись, что он никогда не вернется сюда снова. ( Гордость и предубеждение , Джейн Остин, 1813 г.)
  • Подъехав к деревне Пратц, [Кутузов] остановился… Князь Андрей почувствовал возбуждение, раздражение и в то же время сдержанно-спокойное, как обычно бывает у человека, когда наступает долгожданная минута. Он был твердо уверен, что это был день его Тулона или его моста в Арколе. ( Война и мир , Лев Толстой, 1869, перевод Ричарда Пивера и Ларисы Волохонской, 2008)

Всеведущее повествование от третьего лица широко распространено, потому что это наиболее универсальный из типов повествовательной точки зрения.Он может показать интимные чувства персонажей и создать большие сложные миры.

Ограничено видом от третьего лица


Хотя быть всеведущим или всезнающим может быть довольно круто, есть что сказать об ограниченной точке зрения от третьего лица. Всеведущий от третьего лица показывает нам, что многие персонажи в этой истории думают и чувствуют; Ограниченная точка зрения от третьего лица тесно связана с одним персонажем из истории.

Использование ограниченной точки зрения от третьего лица не означает, что вы рассказываете историю полностью с точки зрения одного персонажа, используя I .Это сделало бы это точкой зрения от первого лица. Ограниченная точка зрения от третьего лица может быть более полезной, чем точка зрения от первого лица, потому что вы не застряли в голове персонажа. Вы можете показать, как они чувствуют и , что происходит вокруг них.

Это может показаться немного запутанным, но вы, вероятно, уже знакомы по крайней мере с одной серией романов, основанной на ограниченной точке зрения от третьего лица: Гарри Поттер . В сериале большинство событий рассказывается на основе того, что Гарри Поттер видит, чувствует и переживает.В противном случае мы бы все время знали, что Снейп не такой уж и плохой парень.

Ограниченная точка зрения от третьего лица полезна, когда вы хотите глубоко развить отношения читателя с одним персонажем. Его также можно использовать для создания интриги, не давая читателю узнать, что знают другие персонажи рассказа. Вот пара примеров ограниченной точки зрения от третьего лица:

  • Джесси увидела, что Маргарет рыдает. Слезы текли по ее щекам. Он понятия не имел, почему она так расстроена.
  • Когда приехал Макс, вся команда по софтболу уже была в автобусе. Она была смущена и, опаздывая, не могла найти себе места. «Ой, отлично», — подумала она про себя. «Теперь все узнают, какой я неудачник».

Некоторые другие популярные примеры ограниченного повествования от третьего лица: The Giver и 1984 .

Объектив от третьего лица

И всеведущие от третьего лица, и ограниченные точки зрения от третьего лица работают, чтобы дать вам определенное понимание персонажа или персонажей или сочувствие к ним.Писатель хочет, чтобы вы относились к ним определенным образом: она хочет, чтобы вы любили их, ненавидели или доверяли им.

Объективная точка зрения от третьего лица уменьшает колорит, который писатель вкладывает в повествование. Вместо того, чтобы создавать историю, в которой читатель знает все о том, что думают и чувствуют персонажи, объективная точка зрения от третьего лица рассказывает историю с точки зрения полного аутсайдера. Читатель должен судить о персонажах только по их действиям и диалогам.

  • Пара сидела на скамейке в парке, почти не двигаясь. Они не держались за руки. Сверчки щебетали вокруг них, пока они сидели в сгущающейся темноте.
  • Самуэль достал нож и арахисовое масло. Он намазал кремом кусок хлеба на прилавке. Вокруг никого не было.

Объективная точка зрения от третьего лица создает дистанцию ​​между читателем и персонажами. Это также может добавить атмосферу таинственности.

Хорошо известным примером цели от третьего лица является рассказ Эрнеста Хемингуэя «Холмы, похожие на белые слоны».

Можете ли вы поменять точку зрения?

Может быть всего пять различных точек зрения на повествование, но это не значит, что авторы ограничены. Нет правила, по которому вы должны придерживаться только одной точки зрения, когда пишете.

Авторы могут переключаться между разными точками зрения в одном рассказе. Почему они могут это сделать? Как вы видели, разные точки зрения создают для читателя разные эффекты. Все зависит от того, о чем вы пишете.

грамматики — Что означают точки зрения от первого, второго и третьего лица? Почему они так называются?

Грамматические термины от первого / второго / третьего лица непрозрачны (в том смысле, что, если вы еще не знаете значения, вам очень повезет угадать его). Так получилось, что термины, используемые в арабском языке, гораздо более информативны:

  • Первое лицо = «говорящий»: человек (или люди), говорящий (или пишущий), или группа, от имени которой они говорят.
  • Второе лицо = «адресат»: человек, которому адресована речь / письмо.
  • Третье лицо = «отсутствующий»: тот, кто не разговаривает и с которым не разговаривают.

Эти термины используются для классификации слов в зависимости от того, к кому они относятся: как вы упомянули в вопросе, когда дело доходит до местоимений, I и мы, , принадлежим первому лицу, вы, , второму, и он / она / оно / они третьему лицу. Но есть и другие варианты использования этих терминов — например, форма глагола идет используется исключительно для третьего лица.

(Этого более чем достаточно об использовании терминов в грамматике.)

Те же термины были заимствованы из грамматики для описания определенных типов повествования в литературе:

  • Повествование от первого лица рассказывается с точки зрения человека, который находится внутри истории ( Читатель, я вышла за него замуж ). Это название происходит от того факта, что в таком повествовании часто используются такие формы, как « Я, , видел …» и «Это заставило меня почувствовать»… «, но обратите внимание, что ни в коем случае не все глаголы и местоимения в таком повествовании будут от первого лица — обычно также будет много форм от третьего лица. Такое повествование даст представление только об этом одном персонаже — так что например, он не будет описывать мысли и чувства других персонажей, если они не очевидны для рассказчика (это верно в целом, но, конечно, некоторые авторы любят играть с формой и включать наблюдения, которые персонаж-рассказчик не будет причастен к.)
  • Повествование от третьего лица , напротив, рассказывается с точки зрения человека, не входящего в сюжет ( Был мальчик по имени Юстас Кларенс Скрабб, и он почти заслужил это ) — обычно кто-то всеведущий, который может заглядывать в мысли , чувства и мотивации всех персонажей. Обычно все местоимения и глаголы (кроме тех, что указаны в цитируемой речи) произносятся от третьего лица.

Термин второе лицо обычно не используется в этом смысле.(Возможно, имеет смысл сделать это для некоторых из тех книг о «приключенческих играх», где вы можете выбрать свой собственный финал — Вы находитесь в длинном коридоре. Перейдите на страницу 25, чтобы идти на восток, или 132, чтобы пойти на запад — но это не стандартное использование.)

Переходя к видеоиграм:

  • От первого лица , по аналогии с повествованием от первого лица, относится к игре, в которой игроку предоставляется перспектива одного из персонажей внутри игрового сюжета.
  • От третьего лица , таким образом, относится к виду, который удален с любого из персонажей, существующих в сюжете игры — вид игрового мира с высоты птичьего полета или перспективный вид его с камеры — подходил бы для этого. определение.

Еще раз, второе лицо обычно не используется: возможно, он подходит для текстовых приключений ( Вы находитесь в лабиринте извилистых коридоров, все одинаковые … Вас скорее всего съест грубый ), но это конечно нестандартно.

Что такое точка зрения? Первое, второе и третье лицо

Один из лучших способов подготовиться к экзамену AP по литературе — узнать о различных литературных приемах и о том, как их можно использовать для анализа всего, от стихов до романов.Это не только поможет вам в разделе теста с несколькими вариантами ответов, но и очень важно для получения отличных оценок за ваши сочинения!

Сегодня, , мы подробнее рассмотрим одно конкретное устройство: точку зрения. Сначала мы дадим вам определение точки зрения, а затем объясним, как рассказчик произведения влияет на его точку зрения. Затем мы объясним четыре типа точки зрения и приведем примеры и анализ каждого из них.

К концу этой статьи вы станете знатоком точки зрения! Итак, приступим.


Точка зрения: определение и значение

В литературе и поэзии точка зрения определяется как перспектива, с которой рассказывается история. Другими словами, точка зрения рассказа — это способ сформулировать и проанализировать позицию рассказчика по отношению к истории, которую он рассказывает. Является ли рассказчик участником рассказываемой истории? Или они описывают события, которые произошли с кем-то другим? Обе эти точки зрения представляют собой разные точки зрения (о которых мы поговорим более подробно позже в этой статье, так что держитесь крепче)!

Так как же понять точку зрения в тексте? Чтобы найти точку зрения рассказа, вы сначала должны определить , с чьей точки зрения рассказ рассказывается.Это потому, что перспектива рассказа определяет точку зрения литературного произведения! Это означает, что для того, чтобы определить точку зрения текста, вы должны сначала выяснить рассказчика текста.

Что такое рассказчик?

Хорошо … очевидно, что важно определить рассказчика литературного произведения. Но что такое рассказчик? Независимо от того, какой текст вы читаете — будь то газетная статья, учебник, стихотворение или бестселлер, — кто-то передает эту историю читателю.В литературных терминах мы называем этого человека рассказчиком текста.

Другими словами, рассказчик литературного произведения — это человек, рассказывающий историю. И знаете, что может быть еще полезнее? Почти все письменные тексты — художественные, научно-популярные, стихи или другие — имеют рассказчика.

А поскольку рассказчик и точка зрения идут рука об руку, это означает, что почти во всех текстах есть точка зрения!

В поисках рассказчика

Так как же определить рассказчика текста? Иногда рассказчика текста определить довольно легко. Например, для газетной статьи рассказчиком, очевидно, является репортер, который написал статью, чтобы сообщить факты. Это человек, который пошел по следу истории, и теперь они делятся ею с вами!

Еще один хороший пример того, что «легко найти» — это модель Moby Dick Германа Мелвилла. Самое первое предложение книги гласит: «Зовите меня Измаил». Поскольку это строка текста, а не часть диалога, в которой используются кавычки, вы знаете, что это рассказчик обращается к аудитории.Другими словами, рассказчик Моби Дик идентифицирует себя и называет вам свое имя в самой первой строке книги!

Но определить рассказчика текста не всегда так просто. Например, в книге « Гарри Поттер и » Дж. К. Роулинг трудно определить рассказчика. Нет и некоторых классических работ, таких как The Giver Лоис Лоури или Pride and Prejudice Джейн Остин. Что вы делаете в таких ситуациях? Что ж, просто держитесь: мы расскажем, как точка зрения может помочь вам определить рассказчика в этих сложных ситуациях !

Рассказчик vs.Точка зрения: в чем разница?

Прежде чем мы начнем по-настоящему углубляться в точку зрения, стоит сделать паузу, чтобы поговорить о различиях между точкой зрения и повествованием. Поскольку повествование и точка зрения тесно связаны, возникает соблазн думать о них как о взаимозаменяемых терминах.

Но рассказчик текста и его точка зрения — это разные вещи. Рассказчик , который рассказывает историю. В отличие от этого, точка зрения текста — это перспектива , с которой рассказывается история, .Если вы думаете о рассказчике как о человеке, его точка зрения — это угол, под которым он смотрит на историю.

Подумайте об этом так: в литературе точка зрения и рассказчики идут вместе, как … ну, как гром и молния. Вы не можете иметь одно без другого, но это определенно не одно и то же.

4 типа точки зрения

Хорошо, давайте более подробно рассмотрим четыре различных типа точки зрения , которые встречаются в литературе .В следующих разделах мы объясним каждый тип точки зрения, дадим вам советы, как выяснить, написано ли что-то с этой точки зрения, а затем проведем вас через реальный пример этой точки зрения в литературе.

От первого лица вы видите историю глазами рассказчика

Точка зрения от первого лица

От первого лица история рассказывается с точки зрения рассказчика. Это позволяет рассказчику рассказать читателям из первых рук, включая то, что они видели, чувствовали, думали, слышали, говорили и делали. Думайте об этом как о The Blair Witch Project : от первого лица, это как если бы рассказчик носит камеру GoPro, привязанную ко лбу. Читатель видит именно то, что видит рассказчик, и получает его особый взгляд на происходящие события. Другими словами, точка зрения от первого лица делает рассказчика очевидцем сюжета рассказа.

Использование точки зрения от первого лица позволяет автору гораздо глубже погрузиться в характер рассказчика, поскольку читатель может услышать внутренние мысли рассказчика и испытать его эмоции. Кроме того, это делает рассказчика главным героем или главным героем истории. Если что-то написано от первого лица, это довольно большой показатель того, что рассказчик будет играть ключевую роль в передаче сообщений или тем текста.

Но есть также некоторые довольно серьезные ограничения для точки зрения от первого лица. Как и в реальной жизни, читатели не смогут понять мысли и чувства других персонажей романа. Кроме того, наблюдения рассказчика могут быть искажены в зависимости от того, как они относятся к другим людям. Из-за этого рассказчики от первого лица могут быть ненадежными, а это означает, что их точка зрения искажает точность рассказываемой истории. Это означает, что читатель должен определить, считают ли они, что рассказчик правдив или нет.

Советы по определению точки зрения от первого лица

Во многих отношениях, точка зрения от первого лица — одна из самых простых для выбора, потому что она использует местоимение от первого лица s, например, я, мы, я, мой, наш и нас. Если книга написана с использованием этих терминов, то вы можете гарантировать, что автор использует от первого лица!

Имейте в виду, что не все рассказчики от первого лица являются главными героями книги, например, Моби Дик Измаил или Голодные игры Китнисс Эвердин. Это потому, что рассказчики от первого лица не всегда являются главными героями произведения. Возьмем, к примеру, рассказы о Шерлоке Холмсе, где рассказчиком является доктор Джон Ватсон. Хотя он важный персонаж в истории, он определенно не главный герой, как Шерлок Холмс!

Кроме того, иногда рассказчики от первого лица анонимны, как это часто бывает с рассказчиками от третьего лица. (Не волнуйтесь: мы перейдем к повествованию от третьего лица через минуту.) Вот почему лучше всего искать местоимения, пытаясь понять точку зрения произведения! Если вы пытаетесь найти имя рассказчика, оно может быть не всегда. Хорошим примером этого является «Сонет 130» Шекспира, где рассказчик описывает женщину, которую любит. Рассказчик стихотворения никогда не упоминается, но поскольку он использует такие местоимения, как «я» и «мой», вы знаете, что оно написано от первого лица.

Пример от первого лица: «Сонет 29» Шекспира

Многие сонеты Шекспира написаны от первого лица, и «Сонет 29» не исключение.Давайте посмотрим на стихотворение полностью и поймем, почему оно написано от первого лица:

Когда в позоре удачи и человеческих глаз,

Я в одиночестве оплакиваю свое изгнанническое состояние,
И беду глухие небеса моими воплями без сапог,
И смотрю на себя и проклинаю свою судьбу,
Желаю, чтобы я хотел еще одного богатого надеждой,
Показан как он, как он с одержимыми друзьями ,
Желая искусства этого человека и размаха этого человека,
Чем я больше всего наслаждаюсь, удовлетворен меньше всего;
Тем не менее, в этих мыслях я себя почти презираю,
С радостью думаю о тебе, а затем о моем состоянии,
(Как жаворонок на рассвете, возникающий
Из угрюмой земли) поет гимны у ворот небес;
Для твоей сладкой любви, вспомнив, такое богатство приносит
Что тогда я пренебрегаю менять свое положение с королями.

Помните, что мы можем сказать, что что-то написано от первого лица, если в нем используются местоимения первого лица вне диалога. Поскольку в этом стихотворении вообще нет диалогов, мы можем просмотреть весь текст, чтобы найти свидетельства точки зрения от первого лица.

Обратите внимание, что рассказчик (или говорящий, как рассказчика часто называют в поэзии) использует такие слова, как «я», «я» и «я» на протяжении всего стихотворения. Это явный показатель того, что это стихотворение написано от первого лица!

На самом деле, «Сонет 29» — хороший пример того, что написано от первого лица без имени рассказчика. Но мы все же можем узнать о них довольно много из самого стихотворения! Например, мы узнаем, что он изгой (строка 2), который недоволен своим нынешним статусом (строка 4). Несмотря на все его страдания (строка 9), когда он думает о своей любви, его настроение поднимается (строки 10, 11 и 12). По мере того, как мы начинаем собирать доказательства воедино, мы начинаем получать более ясную картину того, кто является рассказчиком стихотворения, и сила любви должна вывести нас из даже самых мрачных обстоятельств.

Прочие произведения, написанные от первого лица

От первого лица — очень популярная техника письма, поэтому неудивительно, что с этой точки зрения написано тонна книг! Вот еще несколько стихов, книг и книжных серий, которые могут быть вам знакомы, в которых используется точка зрения от первого лица:

Точка зрения второго лица использует такие местоимения, как «вы» и «ваш», чтобы рассказать историю.

Точка зрения второго лица

От второго лица история рассказывается с точки зрения другого персонажа. Иногда этот персонаж является другим человеком в книге, но это также может быть сам читатель! Что еще более важно, когда писатель использует второе лицо, он хочет, чтобы читатели эмоционально связались с темой, о которой они пишут!

Вот пример того, что мы имеем в виду. Допустим, вы читаете статью о количестве пластикового загрязнения в океане.Если писатель хочет потянуть вас за струны сердца и заставить вас серьезно отнестись к проблеме, о которой он пишет, он может использовать точку зрения второго лица и написать что-то вроде этого:

«Представьте, что вы отправляетесь в отпуск своей мечты, путешествуя по Карибскому морю. Вам не терпится выйти в открытую воду, где все будет спокойно, умиротворенно и великолепно. Вы спите, когда капитан отправляется в плавание, а когда вы возвращаетесь на палубу, вы потрясены тем, что видите. Вместо огромного пространства сверкающей голубой воды вы видите огромную, покачивающуюся насыпь мусора.Контейнеры для фаст-фуда, полиэтиленовые пакеты и выброшенные бутылки с водой качаются вдоль поверхности, насколько вы можете видеть. Похоже, вы плывете по мусорной свалке и чувствуете в равной мере отвращение и отчаяние «.

Использование точки зрения от второго лица в отрывке помещает читателя в историю — в данном случае это история о загрязнении. Второе лицо заставляет читателя почувствовать, что он делает каждый шаг … от радости от поездки в отпуск до шока от того, что видит столько пластика в воде, до «отвращения и отчаяния» от осознания того, что загрязнение делает с море. Внезапно читатель становится более заинтересованным в том, что автор говорит о проблеме, поскольку точка зрения от второго лица заставляет их чувствовать, что они испытали ее на собственном опыте!

Хотя очень редко можно найти текст, полностью написанный от второго лица, многие авторы переключаются на эту точку зрения, когда хотят, чтобы читатели почувствовали связь с темой, о которой они пишут.

Советы по определению точки зрения второго лица

Подобно точке зрения от первого лица, довольно легко определить точку зрения от второго лица…когда вы знаете, что ищете, то есть. Когда что-то написано от второго лица, автор использует местоимений второго лица (например, «вы», «себя» и «ваш») в тексте, который также выходит за рамки диалога .

Как мы только что упомянули, довольно редко можно найти целый текст, написанный таким образом. Скорее всего, вы найдете несколько абзацев, написанных от второго лица, а не всю работу. Единственным исключением из этого правила является классическая книга «Выбери свое приключение» ! Вы, наверное, помните это, когда были ребенком: у каждой книги была тема, и внизу каждой страницы вам предлагалось принять решение.В зависимости от того, что вы выбрали, вы переходили на другую страницу книги, и ваши решения повлияли на сюжет!

Пример точки зрения от второго лица: Яркие огни, большой город Джей МакИнерни

Джей Макинерни использует второго человека, чтобы открыть свою книгу Bright Lights, Big City , , в которой рассказывается история жизни на скоростной полосе в Нью-Йорке 1980-х годов. Давайте посмотрим на первый абзац, чтобы увидеть в действии точку зрения от второго лица:

Вы не из тех парней, которые были бы в таком месте в такое утреннее время.Как вы сюда попали? Это был ваш друг Тад Аллагаш. Ваш мозг мечется с бразильским походным порошком. Вы разговариваете с девушкой с бритой головой. Вы хотите встретить девушку, которой здесь не будет. Вы хотите читать художественную литературу, которой нет. Вы даете девушке немного пудры. Она все еще не хочет тебя. Когда-то все было хорошо. Потом вы поженились.

Обратите внимание, что все местоимения в этом разделе либо «вы», либо «ваш», что является явным признаком того, что это написано от второго лица! Это также хороший пример того, как использование второго лица может немедленно втянуть кого-то в повествование, сделав читателя и главного героя одним целым.В этом случае Макинерни создает целую предысторию вашего персонажа — от того, чтобы дать вам друзей, таких как Тэд, до намека на ваш неблагополучный брак.


Прочие произведения, написанные от второго лица

Второе лицо, наверное, самая редкая точка зрения. Обычно писатели используют второе лицо в разделах своей работы, чтобы подчеркнуть какую-то точку, а не на протяжении всей работы. Вот несколько литературных источников, в которых используется точка зрения от второго лица (по крайней мере частично):

Во всеведущем виде от третьего лица рассказчик богоподобен и все рассказывает читателю!

Всеведущая точка зрения от третьего лица

Третий тип перспективы, который вы можете найти в литературе, — это всеведущая точка зрения от третьего лица. Во всеведущем от третьего лица рассказчик использует местоимения третьего лица, такие как «он», «она», «они» и «их», для обозначения всех персонажей произведения. В результате рассказчик удаляет себя как критический персонаж в произведении (в отличие от рассказчиков, которые используют точку зрения от первого или второго лица).

Вдобавок, , поскольку это от третьего лица всеведущий перспектива, рассказчику наделяются богоподобные качества. (Мерриам-Вебстер определяет «всеведущего» человека как человека, обладающего «универсальным или полным знанием»!) Это означает, что рассказчик может погрузиться в голову любого персонажа и поделиться своими мыслями и эмоциями с читателем. Кроме того, рассказчик может перемещаться во времени и месте, чтобы показать читателю события, о которых сами персонажи могут не знать! Это включает в себя прыжки с места на место или даже перемещение назад и вперед во времени.

Использование всезнающего рассказчика от третьего лица позволяет автору показать читателю, так сказать, всю игровую доску.Нет реального предела тому, что рассказчик может показать читателям! Следовательно, это позволяет автору построить надежный мир, полный хорошо проработанных персонажей, поскольку автору больше не нужно бороться с ограничениями одного символа точки зрения от первого или второго лица. Это также особенно полезный прием при работе с большим количеством персонажей, поскольку рассказчик может познакомить читателя с каждым персонажем быстрее и с большей детализацией, чем это позволяют другие точки зрения!

Пример всезнающей точки зрения от третьего лица: Миддлмарч Джордж Элиот

Рассказчик викторианского романа Джорджа Элиота « Миддлмарч, » является прекрасным примером того, как всеведущий рассказчик от третьего лица может дать читателям исчерпывающее представление о тексте.Давайте взглянем на первый абзац книги, чтобы увидеть в действии такую ​​точку зрения:

Мисс Брук обладала такой красотой, которую, кажется, облегчало плохое платье. Ее рука и запястье были настолько тонко сформированы, что она могла носить рукава не менее стильно, чем те, в которых Пресвятая Дева являлась итальянским художникам; и ее профиль, а также ее рост и осанка, казалось, приобрели еще большее достоинство благодаря ее простой одежде, которая, наряду с провинциальной модой, придавала ей внушительность прекрасной цитаты из Библии или одного из наших старых поэтов в абзаце сегодняшней газеты.Обычно о ней говорили как о необычайно умной, но с добавлением того, что у ее сестры Селии было больше здравого смысла. Тем не менее на Селии чуть больше украшений; и только для внимательных наблюдателей ее платье отличалось от платья ее сестры и имело оттенок кокетства в своем оформлении; поскольку простая одежда мисс Брук была вызвана смешанными условиями, в большинстве из которых разделилась и ее сестра. Гордость быть дамой имела какое-то отношение к этому: связи Брука, хотя и не совсем аристократические, были, несомненно, «хорошими»: если вы задумались на одно или два поколения, вы не найдете никаких предков, измеряющих двор или связывающих участки. — все, что ниже адмирала или священнослужителя; и был даже предок, которого можно было различить как джентльмена-пуританина, который служил под началом Кромвеля, но впоследствии согласился и сумел выйти из всех политических проблем как владелец респектабельного семейного поместья.Молодые женщины такого происхождения, живущие в тихом загородном доме и посещающие деревенскую церковь размером чуть больше гостиной, естественно, считали чепуху честолюбием дочери торгашей.

Помните: всеведущие рассказчики богоподобны в том смысле, что они могут дать вам больше информации, чем один персонаж может предоставить с их ограниченной точки зрения. В данном случае всеведущий рассказчик Элиота дает нам массу информации о мисс Брук. Мы знаем, что она красива, но не в финансовом отношении (рассказчик называет это «смешанными условиями»), что отражается в ее «простой одежде».Тем не менее, мисс Брук также «удивительно умна».

Кроме того, рассказчик рассказывает нам о семье мисс Брук, заглядывая в ее прошлое — что легко, учитывая, что рассказчик всеведущ! Мы узнаем, что она и ее сестра Селия не аристократы, но происходят из хорошей семьи, в которую входят адмиралы, священнослужители и политики. Это помогает Элиоту быстро разрабатывать персонажей и ситуации, что важно в книге с большим количеством персонажей, таких как Миддлмарч.

Другие произведения, написанные от третьего лица всезнающей точки зрения

Всеведущий от третьего лица — распространенная точка зрения, особенно в длинных текстах. Вот несколько примеров других работ, в которых присутствует всеведущая точка зрения:

При ограниченном виде от третьего лица, как будто рассказчик стоит за плечом одного персонажа.

Третье лицо с ограниченной точкой зрения

Последняя точка зрения, которую может использовать автор, — это ограниченная точка зрения третьего лица.Как и во всеведении, о котором мы говорили ранее, тексты, написанные от третьего лица с ограниченной точкой зрения, используют местоимения от третьего лица для обсуждения персонажей вне диалога. Разница между ними заключается в том, сколько информации рассказчик делится с читателем.

При ограниченном ракурсе от третьего лица рассказчик ограничивается представлением вам перспективы одного персонажа. Рассказчик может заглянуть в голову персонажа, чтобы поделиться своими мыслями, чувствами и переживаниями, как и от первого лица.Однако, в отличие от первого лица, рассказчик, использующий ограниченную точку зрения от третьего лица, также может уменьшать масштаб, чтобы читатели лучше понимали, как персонаж, за которым они следят, вписывается в сюжет, обстановку или ситуацию текста!

Вот простой способ понять разницу между всеведущим от первого лица, всеведущим от третьего лица и ограниченной точкой зрения от третьего лица. Думайте о рассказчике как о человеке, держащем фотоаппарат. Вы, как читатель, видите все, что видит камера. С точки зрения первого лица, персонажу вживили камеру в мозг. Вы можете видеть все, на что смотрит персонаж, и ничего более.

С другой стороны, с ограниченной точки зрения от третьего лица это похоже на то, что рассказчик стоит позади одного персонажа и снимает через его плечо r. Вы можете не только понять, что видит персонаж, рассказчик также может немного отступить, чтобы показать читателям, что происходит вокруг персонажа… пока персонаж остается в кадре.

Всеведущий от третьего лица — наиболее полное представление. Как будто рассказчик снимает со стропил. Они могут уменьшать масштаб, чтобы показать всем в глобальном масштабе, или увеличивать масштаб различных событий, чтобы вы лучше понимали, что происходит в конкретных ситуациях.

Так почему писатель использует ограниченную точку зрения от третьего лица? Что ж, отлично подходит для ситуаций, когда знание каждой детали истории испортит сюжет. Мистические романы, например, часто используют ограниченную точку зрения от третьего лица. Это позволяет рассказчику передать вам мысли и чувства детектива, не портя при этом детектив! Это также позволяет писателю сосредоточиться на развитии одного персонажа, давая читателям лучшее представление о том, что происходит вокруг и этого персонажа.


Пример ограниченной точки зрения от третьего лица: Гарри Поттер и философский камень Дж.К. Роулинг

Как мы упоминали ранее, во всех текстах есть точка зрения … а это значит, что и в рассказах о Гарри Поттере тоже! Давайте посмотрим на отрывок из Гарри Поттер и философский камень , чтобы лучше понять, как работает ограниченная точка зрения от третьего лица. В этой сцене Гарри и его друзья Гермиона и Рон просматривают библиотеку, чтобы узнать больше о волшебном камне :

Гермиона достала список предметов и названий, которые она решила искать, в то время как Рон зашагал вдоль ряда книг и начал наугад снимать их с полок.Гарри забрел в Запретную Секцию. Какое-то время он задавался вопросом, а не где-то там был Фламель. К сожалению, вам нужна была специально подписанная записка от одного из учителей, чтобы заглянуть в любую из запрещенных книг, и он знал, что никогда не получит ее. Это были книги, содержащие мощную темную магию, которой никогда не преподавали в Хогвартсе, и их читали только старшие студенты, изучающие продвинутую защиту от темных искусств.


Понятно, что этот отрывок написан от третьего лица: рассказчик использует такие местоимения, как «он», «она» и «они», вместо местоимений первого лица, таких как «я», или местоимений второго лица, таких как «ты».«Но как мы узнаем, что это ограничено от третьего лица? Что ж, мы понимаем мысли и чувства Гарри — например, его любопытство по поводу Николаса Фламеля — но никого другого. Мы не знаем, что читают Гермиона и Рон, взволнованы ли они, нервничают или напуганы.

Роулинг написала все семь книг о Гарри Поттере, используя ограниченную точку зрения от третьего лица, которая сделала Гарри центром внимания. Рассказчик может рассказать нам, что думает, чувствует и видит Гарри, а также может уменьшить масштаб, чтобы рассказать нам больше о ненадежных ситуациях, в которых он оказался. Но поскольку рассказчик связан с Гарри, они не могут дать нам возможность заглянуть в умы других персонажей и не могут показать читателям, что происходит в других частях Хогвартса (где Гарри нет) . Это помогает читателям лучше узнать Гарри, а также помогает Роулинг сохранять тайну вокруг магического камня (или тайной комнаты, или принца-полукровки и т. Д.).


Другие произведения, написанные от третьего лица с ограниченной точкой зрения

Ограниченная точка зрения от третьего лица — популярная точка зрения для писателей, поэтому недостатка в примерах нет! Вот несколько работ, которые могут быть вам знакомы, в которых представлена ​​ограниченная точка зрения от третьего лица:

Что дальше?

Если вы готовитесь к экзамену AP по литературе, вам нужно знать больше о литературных приемах, чем о точке зрения.

Leave a comment