Онлайн и офлайн: Что такое онлайн (online) | Что такое оффлайн (offline)

Содержание

Что значит статус Онлайн и Оффлайн?


Термин «онлайн» (от английского «to be on line» — находиться на линии) появился в обиходе задолго до появления интернета, в те времена, когда компьютеры соединялись между собой по коммутируемым телефонным линиям при помощи модемов. Обычно, таким способом пользователи подключались к электронным доскам объявлений (BBS), и пока они были «онлайн», они могли читать оставленные им сообщения, отвечать на них, участвовать в общих дискуссиях. Как только связь прерывалась, они переходили в состояние «офлайн», и становились недоступны другим пользователям BBS.

Сейчас выражение «онлайн» чаще всего используется в значении «подключенный к интернету», хотя это и не совсем правильно. Ведь вы можете подключиться к интернету, но если на вашем компьютере не будут запущены никакие коммуникационные программы, и вы не авторизуетесь ни в каких социальных сетях, то для всех своих контактов, вы по-прежнему будете «офлайн».
Значит, статус Онлайн — это состояние, когда вы доступны для связи другим пользователям.

Существует немало программ, которые работают только тогда, когда установлена связь с интернетом. Чаще всего они проверяют, не является ли установленный на компьютере экземпляр контрафактным. А некоторым программам для работы требуется обращаться к базам данных, расположенным на серверах их производителя. Для всех таких программ термин «онлайн» будет означать возможность связаться со службами в интернете.
Онлайн-банки и онлайн-магазины, это действительно банки и магазины, только позволяющие производить обычные для них операции в интернете. Программное обеспечение онлайн-игр работает на мощных серверах (почему тормозят игры?), а на ваш компьютер загружается его небольшая клиентская часть. Вы можете смотреть онлайн-видео, не скачивая его предварительно, а получая видео поток с удаленного сервера в режиме реального времени.

Во всех случаях онлайн – означает возможность открытого двухстороннего общения пользователей или служб, а офлайн – отсутствие такой возможности.

Слово «офлайн» (от английского «off line») используется и в значении «отключенный, автономный». Например, офлайн может быть периферийное оборудование, не подключенное к вашему компьютеру (как собрать компьютер?). Можно сохранить на своем компьютере страничку с сайта и потом посмотреть ее в автономном режиме, не подключаясь к интернету. То есть в режиме офлайн. Существуют даже специальные офлайн-браузеры, позволяющие скачивать целиком целые сайты.

Новым интересным значением слова офлайн стало его использование для отличия событий реальной жизни от того, что происходит в реальности виртуальной. К примеру, предложение обсудить какой-либо вопрос офлайн, означает, что нужно действительно встретиться и поговорить.

Теперь вы знаете что такое онлайн и оффлайн. Вам решать, в каком статусе быть.

Оnline vs. Offline: какой подход в обучении лучше выбрать

Выбирая между онлайн и оффлайн учебой, студент выбирает между тем, чтобы заниматься самостоятельно или с преподавателем. 
Если вы подумываете повысить квалификацию, приобрести новые скиллы, или полностью сменить род деятельности, то, наверняка, задумывались над тем, какой формат обучения выбрать. В этой статье рассмотрим, чем отличаются онлайн и оффлайн подходы в обучении. 

ONLINE

Преимущества:

  • Доступно в любое время и в любом месте. 
  • Для тех, кто хорошо владеет английским языком, открываются возможности пройти курсы от международных университетов. 
  • Иногда стоят дешевле.

Недостатки:

  • Многие онлайн курсы представляют серию видеоуроков. Из-за этого, отсутствует связь с преподавателем.
  • Из-за огромного количества доступной информации в интернете, становится сложнее выбрать хорошую программу обучения, после которой не было бы чувства “потраченного впустую времени”.
  • Нехватка общения и поддержки опытного наставника.
  • Отсутствие возможности делиться опытом и впечатлениями с “одногруппниками”.
  • Имеют меньшую ценность для будущих работодателей.
  • Для тех, кто бывает ленивым, процесс обучения может затянуться на долгий срок.
  • Не все онлайн курсы имеют опцию “домашние задания”, где можно отработать полученный навык и получить по нему фидбек.

OFFLINE

Преимущества:

  • Обучение в группе помогает построить отношения с другими студентами и преподавателями. Это также отличная возможность завязать полезные знакомства.
  • Во многих случаях, обучаясь на курсах, хороших студентов приглашают на стажировку.
  • Высокая вероятность трудоустройства.  
  • Есть четкие временные рамки. 
  • Быстрая обратная связь.  Преподаватель видит уровень и успеваемость каждого студента, благодаря чему может давать рекомендации и адаптировать программу. В процессе обучения студент может быстрее получить ответы на возникающие вопросы.
  • На оффлайн курсах редко дают материал из учебников. В основном преподаватели делятся личным опытом и кейсами из реальных проектов.
  • Возможность попутно задавать вопросы преподавателям и обсуждать с другими студентами.

Недостатки:

  • Если не получается попасть на занятие, то невозможно его перенести. Проще с курсами, где есть видеозапись занятий, которые можно посмотреть в свободное время.
  • Студент привязан к определенному месту и группе, из-за чего совмещение с работой/учебой или другой деятельностью становится более сложным. Иногда желаемых курсов может не быть в городе. 

Если вы готовы усердно и много работать над собой, то результат не заставит себя ждать. Выбор подходящего метода образования полностью зависит от ваших возможностей и целей. Если в ваших планах — освоить новые навыки быстро и эффективно, то наиболее подходящим вариантом для вас является оффлайн обучение. В этом случае онлайн курсы могут быть дополнением к вашему образованию. 

статья из блога IT-школы Hillel

Не так давно я принял решение связать свою жизнь с IT. Чтобы стать айтишником, нужно получить соответствующее образование. Это неоспоримый факт. Первым делом я начал искать на просторах Интернета подходящие дистанционные курсы в своём городе, и наряду с различными компьютерными школами и академиями мне предлагали и вариант онлайн-обучения.

Я решил, что стоит попробовать получить образование по Интернету — тогда мне это казалось хорошей идеей. Платить за него было не нужно, я мог заниматься в любое удобное время. Я потратил около года на онлайн-занятия, но стать тестировщиком так и не смог — мне не хватило самодисциплины. Но я не знал про все плюсы и минусы, выбирая IT курсы онлайн.

Когда я пришёл учиться в Компьютерную школу Hillel, оказалось, что больше половины моих сокурсников на офлайн-курсе преодолели путь, подобный моему. Поэтому я, испробовав оба варианта обучения, хочу рассказать о достоинствах и недостатках каждого из них.

Оффлайн-обучение Онлайн-обучение
  • общение с живым человеком — преподавателем — для некоторых людей эмоциональный контакт очень важен, он способствует лучшему усвоению информации;
  • помимо знаний в компьютерной школе вы также можете обрести полезные знакомства, которые помогут при трудоустройстве в будущем;
  • если во время обучения у вас возникнут вопросы, вы можете сразу задать их преподавателю, что также позитивно сказывается на понимании предмета;
  • в учебной аудитории восприятие происходит быстрее, поскольку в процессе обучения, кроме зрительной и слуховой, задействованы также ассоциативная память и моторика.
  • доступ к информации в любое удобное время, для обучения необходим лишь компьютер с доступом к Интернету;
  • если вы владеете английским языком, вам откроется еще больший объем полезной информации;
  • могут стать отличным дополнением к оффлайн-курсам.

Недостатки

Оффлайн-обучение Онлайн-обучение
  • требует больше временных затрат, поскольку нужно тратить время, чтобы добраться до учебного заведения;
  • зачастую обучение в компьютерных школах и академиях стоит дороже, чем онлайн-курсы;
  • фиксированный график занятий.
  • требует высокого уровня самоорганизации и самоконтроля — результат зависит только от ваших собственных усилий;
  • из большого количества представленной в Интернете информации тяжело выбрать актуальную и наиболее полезную;
  • отсутствие менторской поддержки;
  • при онлайн-обучении могут возникнуть сложности с контролем знаний;
  • отсутствие или значительно меньший объем практического опыта.

Меня лично школа организовала и дисциплинировала. Я знал, что не могу прийти на занятие неподготовленным, поэтому постоянно занимался, невзирая на внешние обстоятельства. Кроме этого, достаточно сильно сказывается на качестве обучения отсутствие практики и фидбэка от специалиста.

Рекомендуем курс по теме

​Дмитрий Бойко, преподаватель курса QA Manual, Александр Мудрый, Выпускник Компьютерной школы Hillel, и Вадим Друмов, CEO Hillel IT School

Если усердно трудиться, результат не заставит себя долго ждать. Еще во время обучения в Компьютерной школе мне удалось устроиться на работу тестировщиком в IT-компанию. Регулярные занятия позволили мне аккумулировать свои знания и направить их в нужное русло.

Я знаю, что огромное количество людей всё-таки отдаёт предпочтение онлайн-обучению, но доучиться до конца могут немногие. Сооснователь одной из крупнейших образовательных онлайн-платформ Coursera на одной из встреч привела такую статистику: в среднем лишь около 8% их пользователей, зарегистрировавшихся на курс, доходят до финиша. Соответственно, шансы получить работу после окончания онлайн-курсов гораздо ниже. В моем случае обучение в Интернете стало удачным дополнением к знаниям, полученным в Компьютерной школе.

Наконец, хочу подвести итог. Сегодня при наличии огромного количества возможностей для обучения каждый может попробовать любой из способов и определить, какой из них наиболее приемлем.

онлайн или офлайн? Плюсы и минусы онлайн и офлайн обучения языку

Мы выбрали 8 критериев для сравнения этих двух образовательных методов:

  • Время

    Обучение в режиме офлайн требует определенных временных затрат: нужно добраться до языкового центра, позаниматься, а затем вернуться домой. Весь этот процесс может растянуться до 2-3 часов и более. В больших городах поездки до языкового центра часто сопровождаются массой трудностей — пробками, отсутствием парковочных мест или задержками общественного транспорта. Около дома же хорошей школы может не оказаться. В маленьких городах эта проблема ощущается еще более явственно: зачастую там вообще нет уровневых учебных заведений.

    Работая с персональным репетитором, который сам приезжает к вам домой, вы не тратите драгоценное время на дорогу, но, тем не менее, остаетесь привязанными к конкретному расписанию. Не у каждого человека есть возможность «вклинить» классические уроки английского языка в свой рабочий или учебный график.

    Онлайн-обучение намного более гибкое. Вам не нужно никуда ехать. Достаточно включить ноутбук или открыть приложение на смартфоне — и вы уже на занятии. При этом уроки могут проходить в любое удобное для вас время: перед началом рабочего дня, в обеденный перерыв, поздно вечером, когда вы уже закончили все дела. Заниматься можно в тихом кафе, офисе или дома.

    Таким образом, в плане экономии времени онлайн-занятия английским получаются намного более удобными, чем уроки в формате офлайн. Их проще вписать в график работы, даже если вы очень занятой человек.

  • Экономия

    Рассматривая финансовый аспект вопроса, мы часто сравниваем только стоимость занятий. А между тем, обучение в формате классических уроков предполагает массу дополнительных затрат:

    • Транспортные расходы;
    • Покупка учебных пособий;
    • Распечатка дополнительных материалов;
    • Перекусы по дороге на занятия и пр.

    Обучаясь в режиме онлайн, вы получаете круглосуточный доступ к образовательной платформе. Все необходимые материалы предоставляются бесплатно, вам не нужно их покупать или распечатывать для выполнения заданий. Подобные условия созданы не во всех лингвистических центрах, но в школе London Express Online все именно так.

    Выясняя, как лучше обучаться английскому языку, учитывайте, что офлайн-уроки обходятся студентам дороже, чем аналогичные занятия в цифровом формате. Разница в итоговой стоимости курса может доходить до нескольких раз.

  • Скорость коммуникации с преподавателем

    При изучении английского языка на специальной онлайн-платформе вы получаете практически круглосуточную поддержку со стороны учителя. Вы можете в любой момент задать интересующий вас вопрос, уточнить непонятную информацию или отправить выполненное задание на проверку — и преподаватель отреагирует на ваше сообщение в течение нескольких минут или часов. Такая поддержка значительно ускоряет процесс обучения, ведь вы получаете необходимые знания по первому запросу, без потери времени.

    Уроки в традиционном формате не имеют этого приятного бонуса. Вы можете поговорить с учителем только в специально отведенное для этого время. А это значит, что вопросы и недоделанные задания будут «тянуться» за вами от занятия к занятию, и с этим ничего нельзя поделать. Даже в случае с индивидуальным обучением далеко не каждый репетитор готов круглосуточно отвечать на вопросы студентов. Вам все равно придется ждать очередного урока — и только тогда обращаться к учителю за разъяснениями.

  • Мотивация

    Мотивация — это не только ваши внутренние цели и задачи. Это еще и внешние факторы, которые заставляют вас двигаться вперед. Например, когда вы изучаете иностранный язык в группе других таких же студентов, вы невольно тянетесь за самыми успешными учениками. Вам хочется «догнать» и «перегнать» их, показать преподавателю, что вы — не менее внимательный, старательный и целеустремленный студент. Поэтому коммуникативная методика обучения английскому языку считается самой эффективной в современном образовательном пространстве.

    На онлайн-занятиях вас может мотивировать только преподаватель и/или вы сами. Вы не видите других студентов, вам не за кем «тянуться». Поэтому необходимо, чтобы учитель постоянно поддерживал ваш интерес к освоению языка. Вы можете записаться в разговорный клуб или найти иностранных собеседников в социальных сетях, чтобы мотивировать себя на изучение английского.

    «Живые» уроки в групповом формате лучше воодушевляют студентов на получение знаний и развитие умений, чем обучение в формате онлайн. Однако даже дистанционные занятия могут проходить в коллективе, а не наедине с учителем. Такой формат изучения языка предлагает онлайн-школа London Express Online.

  • Восприятие материала

    Известно, что качество восприятия учебного материала во многом зависит от того, где, как и в каком окружении вы занимаетесь. Грубо говоря, вы намного лучше запомните правило, если будете учить его в школьном кабинете, а не в шумном кафе или переполненном вагоне метро.

    Приходя на «живые» уроки, вы всецело погружаетесь в атмосферу обучения. Все ваши повседневные дела, планы на выходные, коллеги и родственники «остаются за порогом». Ничто не отвлекает вас от текстов, правил и слов-исключений. Работа в такой обстановке получается, как правило, более результативной и оперативной. Вы легко осваиваете материал и формируете качественные языковые навыки.

    В отличие от офлайн-занятий, изучение английского в формате онлайн часто проходит в совершенно не подходящих для этого условиях. Многие студенты занимаются в шумных заведениях общественного питания, в метро и т.д. Некоторые даже пытаются совмещать изучение иностранного языка с домашними делами или просмотром ТВ. Такой подход хорош в плане экономии времени, однако он сильно снижает качество восприятия материала. Чтобы избежать этого, для занятий онлайн рекомендуется организовать рабочее место, где ничто не будет вас отвлекать.

    В этом пункте онлайн и офлайн-уроки равны.

  • Понимание речи

    Чтобы научиться воспринимать англоязычную речь на слух, необходимо общаться с большим числом разных людей. У каждого человека своя манера и скорость произношения, тембр и громкость голоса. Привыкая к конкретному акценту, например, к тому, с которым говорит преподаватель, студент может оказаться не готовым к восприятию чьей-либо еще речи.

    И онлайн-обучение, и офлайн-школы английского легко решают эту проблему: каждый студент может общаться либо с другими учениками в группе, либо участвовать в специальных разговорных клубах. Это позволяет ему привыкнуть к многочисленным акцентам и манерам произношения.

    Научиться понимать иностранную речь можно онлайн и офлайн.

  • Преодоление языкового барьера

    Когда вы только начинаете осваивать английский, перспектива заговорить с кем-то на этом языке вызывает у вас вполне закономерный страх. Вы боитесь допустить ошибку, сказать что-то нелепое, не понять слова собеседника. Избавиться от всех этих переживаний можно только в ходе живого общения. Поговорив с одним, двумя, пятью, десятью людьми, вы вдруг осознаете, что в ошибках нет ничего страшного, а любое недопонимание легко исправляется.

    Очные уроки в групповом формате — идеальные условия для избавления от языкового барьера. Такие занятия помогают даже очень скромным ученикам, которым не хватает уверенности в себе даже при общении на родном языке.

    Общаясь по-английски только с одним человеком, есть риск, что когда перед вами окажется другой собеседник, вы не сможете чувствовать себя так же уверенно и легко, как на обычных уроках. Это и есть языковой барьер!

    Чтобы избавиться от подобных страхов, учите английский в группах либо дополняйте дистанционные уроки общением с носителями языка и такими же студентами.

    Но если ваш языковой барьер слишком силен — начните занятия в режиме онлайн. С человеком по ту сторону экрана общаться намного легче, чем с реальным собеседником, готовым заметить ваши малейшие ошибки.

  • Конкуренция или сближение онлайн и офлайн торговли: где путь к повышению прибыли?

    Рост онлайн-продаж вовсе не ведет к «розничному апокалипсису», просто покупатели меняют свое отношение к каналам, все активнее воспринимая офлайн и онлайн как единое целое. Во что нужно вкладывать активы, чтобы удовлетворить покупательские потребности в новой реальности?

    Рамиль Сулейманов, Генеральный директор Групп Компаний ART Delivery.

    Слухи о близком закате офлайн магазинов и глобальном переходе всей торговли в интернет сильно преувеличены. Действительно, пандемия активно продвинула рынок eCommerce. Однако, например, в США общий объем онлайн-продаж в разгар карантина составил 21,4 % от общего числа и упал до 17,5 % спустя два месяца после ослабления карантинных мер. В России наблюдается аналогичная тенденция.

    Реальная доля онлайн-продаж

    По данным АКИТ (Ассоциация компаний интернет-торговли) за два первых месяца 2021 года рост интернет-торговли в России составил 44 % по отношению к такому же периоду 2020 года. Пандемия – не единственный, хотя и существенный фактор этого роста. В торговле происходит глобальная перестройка бизнес-процессов на фоне растущей конкуренции, повышения качества услуг и развития многоканальной системы продаж.

    Результаты исследования международного агентства Data Insight показывают, что, несмотря на двукратный рост онлайн-продаж, их доля в общем объеме торговли пока незначительна. Ожидается, что после отмены карантина, увеличение доли eCommerce будет происходить более низкими темпами, чем это было в 2020 году.


    Прогноз на ближайшие годы по данным консалтингового агентства Data Insight. 

    Приведенные данные по российской торговле соответствуют мировым тенденциям. Ведущее мировое агентство в сфере розничной торговли GlobalData в конце 2020 года представило отчет, в котором отмечается, что онлайн-каналы продаж и офлайн-магазины образуют единый высоко конкурентный розничный рынок.  

    Нил Сондерс, ведущий аналитик GlobalData, замечает, что рост онлайн-продаж вовсе не ведет к «розничному апокалипсису». Реальность такова, что процветают торговцы, внедряющие многоканальные технологии для обеспечения удобства потребителей. Покупатели используют все предоставляющиеся возможности, в том числе совершая онлайн-операции и используя офлайн-магазины для выбора, получения или возврата покупок. Фактически потребитель воспринимает онлайн и офлайн каналы как взаимозаменяемые, поэтому в розничной торговле скорее происходит не их разделение, а сближение между собой.

    По результатам многочисленных опросов выявилось, что покупатели скучают по привычным посещениям физических магазинов. Интернет не может дать социального взаимодействия, поэтому там, где они открываются, люди быстро возвращаются к привычным способам покупок. Путь потребителей к товарам более сложен, чем простое разделение торговли на онлайн и офлайн: понимание этого пути позволяет ритейлерам более точно определить, во что нужно вкладывать активы, чтобы удовлетворить покупательские потребности.

    Перспективы развития — в переходе на омниканальные технологии

    Большинство маркетинговых экспертов склоняются к тому, что идея обострения конкуренции между онлайн-продажей и розничной торговлей устарела. Есть только одно общее поле борьбы между ритейлерами, и выигрывает на нем преимущественно тот, у кого есть многоканальные возможности с налаженной сетью офлайн-магазинов и максимально широким присутствием в интернете. 

    Очевидно, что пандемия привела к росту онлайн-продаж. В первую очередь выиграли крупные онлайн-ритейлеры: Ozon, Wildberries, а также маркетплейсы, включая дочерние компании Яндекса, Mail.ru Group и другие. Однако не все так просто. Приведем простой пример.   

    В поисках детской коляски покупатель просмотрел много предложений в сети и выбрал два варианта. Один — в интернет-магазине, который занимается исключительно рассылкой товаров, она платная и занимает до 6 дней. Второй подходящий вариант покупатель нашел на сайте магазина Rich Family, цена коляски немного выше, но в городе есть большой физический магазин этого бренда! С вероятностью 99 из 100, потенциальный потребитель предпочтет посетить офлайн-магазин, рассмотреть товар
    своими глазами, исключая возможность брака, и через час вернуться домой с покупкой. Попутно в магазине могут быть куплены памперсы, игрушка, детское питание.

    Таким образом, онлайн и офлайн каналы одной торговой сети поддерживают друг друга. Многие ритейлеры сейчас задумываются о том, как использовать физические магазины для стимулирования онлайн-спроса и наоборот. Торговцам с налаженной системой офлайн-торговли легче включиться в систему многоканальности, чем интернет-магазинам. Это требует от последних значительных финансовых вложений. 



    Читайте также: Новые форматы офлайн-торговли в условиях цифровизации: кейсы брендов и ритейлеров

    Направления оптимизации бизнес-процессов

    Любой кризис – это не только потери, но и новые возможности для развития. Нужно ориентироваться на подсказки отраслевых экспертов и поведение лидеров. Перечислим несколько направлений, которые требуют особенного внимания, и на которых легко потерять покупателей и прибыль.

    ● Организация бесперебойной и качественной доставки. Покупатель хочет получать товар в срок и в нужной комплектации. Это значит, надо наладить связи не с одним, а с несколькими надежными логистическими операторами. Сегодня их можно найти через специальные агрегаторы (Pimpay и другие).

    ● Нужно уходить от «звонковой» системы информирования клиентов о статусе заказа и внедрять автоматические рассылки, например, с помощью СМС, WhatsApp. Программные предложения на рынке есть.

    ● Активно внедрять инструменты онлайн-оплаты: без предоплаты бесконтактная доставка теряет смысл.

    ● Оперативно открывать онлайн-каналы продаж, как собственный сайт, так и путем подключения к маркетплейсам. Срочную настройку и переход в интернет с помощью профессионалов можно осуществить в течение нескольких дней.

    ● Обязательная автоматизация CRM-маркетинга. При отсутствии CRM трудно говорить о конкурентоспособности бизнеса и, в частности, о персонализации отношений с покупателями.

    Рыночные факторы влияют на всех участников рынка одинаково. Рост eCommerce происходит на фоне падения продаж в офлайне, трудностей с импортом, роста расходов на логистическое сопровождение, падения доходов граждан. Выиграют ритейлеры, инвестирующие в развитие клиентской базы, повышающие конкурентоспособность за счет качественных услуг. Запрос покупателя должен быть удовлетворен, независимо от того, каким образом организовано взаимодействие: через сайт, курьерскую доставку, мобильное приложение или постамат. Это уже внутренние организационные факторы, на которые может и должна повлиять сама торговая компания.

    Рамиль Сулейманов,
    Генеральный директор Групп Компаний ART Delivery.

    Группа компаний ART Delivery – международный логистический 3PL и 4PL оператор, основанный экспертами международной логистики в 2006 году в Москве. ГК АРТ Деливери сотрудничает с производителями и поставщиками сотен брендов одежды, белья и обуви из Европы и Азии, импортирует и доставляет товары российским ритейлерам во все регионы страны.


    Для New Retail

    Как форма торговли Online-to-Offline помогает стать ближе к пользователям

    «Онлайн-офлайн» коммерция (от англ. Online-to-Offline, O2O) – инновационная форма торговли или бизнес-стратегия, которая направлена на привлечение потенциальных клиентов в традиционные магазины из Интернета. Этот формат объединяет виртуальные и физические рынки. Некоммерческим организациям, которые занимаются интернет-торговлей, будет полезно изучить эту модель. Она поможет привлечь онлайн-пользователей, неравнодушных к вашей социальной работе, на оффлайн-мероприятия: благотворительные акции, фестивали, концерты.

    Модель O2O призвана идентифицировать клиента в Интернете, например, через email-рассылки, контекстную рекламу. Идея модели O2O в том, чтобы побудить клиента покинуть интернет-пространство и направить его на разные офлайн-площадки, например, торговые центры.

    Для этого в ход идут маркетинговые технологии. Благодаря клиентской базе онлайн-ресурса можно управлять поведением клиентов. У O2O модели есть свой тип клиента: пользователи Интернета, которые не хотят дожидаться доставки, а предпочитают посещать реальные магазины и делать покупки сразу.

    Еще по теме: Как российские активисты осваивают фандрайзинг в сети с помощью интернет-торговли

    Во время появления интернет-торговли ритейлеры беспокоились, что конкурировать с компаниями электронной коммерции будет крайне сложно. У традиционных магазинов были высокие издержки в виде аренды, большой штат, ограниченное пространство, которое не позволяло предлагать широкий выбор товара. Интернет-магазины экономили на зарплатах небольшого штата и предлагали больше товаров.

    Сейчас некоторые компании имеют присутствие в онлайне, и в физическом магазине. Два этих формата дополняют друг друга, но не конкурируют. Цель O2O торговли в том, чтобы размещать информацию о продуктах и услугах в онлайне, позволяя потенциальным клиентам изучить различные предложения. А затем предложить им посетить магазин для совершения покупки.

    Методы «онлайн-офлайн» торговли:

    • создание пунктов самовывоза интернет-заказов на базе розничных магазинов или складов;
    • возможность вернуть товар в физическом магазине;
    • возможность сделать заказ онлайн в магазине;
    • специальные предложения: скидочные онлайн купоны, QR-коды, участие в онлайн-игре.

    Рынок вынужден идти за потребителем и отвечать на его технические запросы. Современный пользователь привык быстро и удобно выполнять все операции онлайн.

    Именно поэтому такие крупные технологичные компании, как Uber, Airbnb или OpenTable уже используют модель O2O на новом уровне: потребитель может заказывать услуги и товары с помощью смартфона.

    Материал основан на статье в Investopedia. 

    7 ключевых различий между онлайн- и офлайн-мероприятиями

    Эпидемия коронавируса и вынужденный карантин заставили рынок бизнес-мероприятий трансформироваться в ускоренном режиме. Стремительно развиваются существующие и появляются новые онлайн-платформы.

    Кризис непосредственно подстегнул, до сих пор достаточно медленное, преобразование мероприятий из офлайнового в гибридный или полностью онлайн-формат.

    Прогнозы аналитиков, зачастую такие разные и противоречивые, сходятся в одном: «люди настолько привыкли к работе в интернете, что, наконец, начнется настоящая онлайн-эволюция».

    Но, как показывает реальность, этот рынок нельзя просто занять. Его нужно изобрести заново!

    Существует ряд важных особенностей онлайн-коммуникаций, которые, с одной стороны, не позволяют вам просто копировать обычную практику онлайн-мероприятий, а с другой – способны препятствовать быстрой трансформации в новый формат. Давайте выделим семь самых ключевых из них…

    1. Внимание

    Если главное слово для традиционного регулярного мероприятия с точки зрения количества затраченных усилий – «логистика», то главное, что должно волновать при организации онлайн-события, – внимание зрителей.

    При невероятном количестве возможных вариантов, которые появляются, когда исчезают границы, становится очень сложно переучиться и посвятить столько же времени проблеме привлечения внимания, сколько ранее организаторы уделяли вопросам логистики.

    2. Искушение

    У нынешнего посетителя конференций, вебинаров, фестивалей и прочих виртуальных мероприятий постоянно возникает слишком много соблазнов. Он может уйти от вас очень легко – буквально в один момент, достаточно просто закрыть страничку в браузере, открыть новую – и вот они уже в другом месте и с другими людьми.

    От количества контента, который сегодня свалился на нас, просто «срывает крышу». И проблема даже не в том, что его слишком много. Проблема в том, что в определенный момент мы можем выделить время лишь для одного типа контента и часто сожалеем, что упустили другой, не менее, а может, и более полезный и необходимый, но мы уже об этом не узнаем.

    На физическое мероприятие мы приглашаем людей в конкретное помещение, где они, как в классе школы или аудитории в университете, на определенное время сосредоточиваются на какой-то определенной теме, общаются и обмениваются своими взглядами и мнением с другими участниками мероприятия.

    В случае онлайн-мероприятия ответственность за внимание ложится непосредственно на его посетителей, и, честно говоря, они обычно не придают этому никакого значения.

    Вопрос в том, как уменьшить чувство сожаления о потерянной выгоде – FOMO? Как мы можем вознаградить людей за то, что они остались на мероприятии, организованном нами? Или, что более вероятно, как сделать так, чтобы переключение на разные темы происходило внутри одной платформы – вашего мероприятия?

    Одним из ярких примеров такого переключения можно назвать недавний фестиваль маркетинга и рекламы «Белый квадрат», который работал исключительно в виртуальном режиме, однако позволял своим гостям переключаться сразу между тремя разными аудиториями с разными докладчиками. При этом риск возникновения эффекта FOMO был сведен к минимуму, так как организаторы предоставляли доступ ко всем остальным докладам в виде видеозаписей, выложенных в личном «кабинете пользователя».

    3. Иллюзия многозадачности

    «Я буду смотреть и слушать докладчика, а заодно займусь другими делами, чтобы не терять время», – так считают сегодня довольно много посетителей онлайн-мероприятий. И это неудивительно. Если до сих пор в зале на любой реальной конференции находились те, кто, «слушая докладчика», все время смотрел в свой телефон, то во время онлайн-лекции отвлекающиеся на телефон или другое окно на экране компьютера есть почти всегда.

    В этом легко можно убедиться на любой онлайн-встрече в формате видеоконференции: люди постоянно отводят взгляд от камеры, а на заднем плане все время слышны звуки нажатия клавиш клавиатуры. Их довольно много, и получается, что доклад почти никто не слушает. Внимание рассеивается, и, конечно же, почти весь контент проходит мимо слушателя.

    Вопрос заключается в том, как можно стимулировать поведение, при котором зрители будут готовы приложить усилия и сосредоточиться на вашем контенте. Чтобы у них ни на минуту не повлялось желания отвлекаться на что-то другое.

    Как вариант, можно сократить доклады до лаконичных сегментов, чтобы сохранялся интерес к теме. Или построить визуализацию на достаточно частой смене слайдов. Разнообразить ее вставками видео и различными эффектами. Наконец, можно придумать эффективные Customer Journey Map для разных групп посетителей.

    Продолжение статьи читайте после приобретения платного доступа к порталу!

    Иван Ковалёв, редактор портала

    Определение коммерции онлайн-офлайн (O2O)

    Что такое торговля онлайн-офлайн (O2O)?

    Торговля онлайн-офлайн (O2O) — это бизнес-стратегия, которая привлекает потенциальных клиентов из онлайн-каналов для совершения покупок в обычных магазинах. Торговля онлайн-офлайн (O2O) выявляет клиентов в онлайн-пространстве, например, с помощью электронной почты и интернет-рекламы, а затем использует различные инструменты и подходы, чтобы побудить клиентов покинуть онлайн-пространство. Этот тип стратегии включает в себя методы, используемые в онлайн-маркетинге, с методами, используемыми в обычном маркетинге.

    Ключевые выводы

    • Торговля из онлайн-в-офлайн (O2O) — это бизнес-модель, которая привлекает потенциальных клиентов из онлайн-каналов для совершения покупок в обычных магазинах.
    • Методы, которые могут использовать коммерческие компании O2O, включают получение в магазине товаров, приобретенных через Интернет, возможность возврата товаров, приобретенных через Интернет, в обычном магазине и предоставление клиентам возможности размещать заказы через Интернет, находясь в обычном магазине.
    • Покупка Amazon Whole Foods Markets и покупка Walmart компании Jet.com — два примера O2O commerce.
    • Target, Walmart, Kroger, Nordstrom и многие другие розничные торговцы расширили услуги доставки на дом и / или самовывоз в качестве двух эффективных стратегий O2O для удовлетворения потребностей потребителей в безопасных вариантах покупок.

    Как работает коммерция онлайн-офлайн (O2O)

    Ритейлеры когда-то беспокоились, что они не смогут конкурировать с компаниями электронной коммерции, которые продают товары в Интернете, особенно с точки зрения цены и выбора. Физические магазины требовали высоких фиксированных затрат (арендной платы) и большого количества сотрудников для управления магазинами, а из-за ограниченного пространства они не могли предложить столь широкий выбор товаров.Интернет-магазины могли предложить широкий выбор, не платя за такое же количество сотрудников, и им требовался доступ к транспортным компаниям только для того, чтобы продавать свои товары.

    Некоторые компании, которые имеют как онлайн-присутствие, так и офлайн (физические магазины), рассматривают эти два разных канала как дополняющие, а не как конкуренты. Целью онлайн-офлайн-торговли является повышение осведомленности о продуктах и ​​услугах в Интернете, позволяющее потенциальным клиентам изучить различные предложения, а затем посетить местный обычный магазин, чтобы совершить покупку.Методы, которые могут использовать коммерческие компании O2O, включают получение в магазине товаров, приобретенных в Интернете, возможность возврата товаров, приобретенных в Интернете, в обычном магазине и предоставление клиентам возможности размещать заказы в Интернете, находясь в обычном магазине.

    Особые соображения

    Рост онлайн-торговли не устранил преимуществ, которыми пользуются компании электронной коммерции. Компании с обычными магазинами по-прежнему будут иметь клиентов, которые посещают обычные магазины, чтобы увидеть, как товар подходит или выглядит, или сравнить цены, только для того, чтобы в конечном итоге совершить покупку в Интернете (так называемый «демонстрационный зал»).Таким образом, цель состоит в том, чтобы привлечь определенный тип клиентов, готовых идти пешком или на машине в местный магазин, а не ждать, пока посылка придет по почте.

    Online-to-offline (O2O) относится к концепциям моделей «щелчок и кирпич», но не то же самое, что и модели.

    Тенденции в коммерции онлайн-офлайн (O2O)

    Взгляните на покупку Amazon Whole Foods за 13,7 млрд долларов в 2017 году, и вы увидите, на что лидер онлайн-торговли делает некоторые из своих ставок — в физическом пространстве.Amazon даже позволит вам расплачиваться кредитной картой Amazon Prime в Whole Foods и получать вознаграждение в размере 5%, как если бы вы использовали свою карту Amazon для оплаты в Интернете.

    Это не означает, что традиционные розничные торговцы также не хеджируют свои ставки. Walmart потратил значительные средства на преодоление разрыва между онлайн-пользователями и точками розничной торговли, включая покупку в 2016 году компании Jet.com, занимающейся электронной коммерцией, примерно за 3 миллиарда долларов. Одна из целей Walmart по приобретению заключалась в том, чтобы охватить городских жителей и клиентов из поколения миллениума, демографические данные, которые Jet преуспел в привлечении своей огромной пользовательской базы, которая добавляла около 400 000 новых покупателей каждый месяц.

    Компании-покупатели, у которых уже есть огромная клиентская база онлайн-покупок, — это всего лишь одна из торговых стратегий O2O, которые используют розничные торговцы, такие как Walmart. Расширенные услуги, такие как доставка продуктов на дом и самовывоз у обочины, — это другие услуги O2O, которые предлагают розничные продавцы. Target, Walmart, Kroger, Nordstrom и многие другие розничные продавцы предлагают бесконтактный пикап. Эта услуга позволяет покупателям безопасно и своевременно покупать то, что им нужно, без необходимости заходить в магазин или выходить из машины.Руководители Walmart рассматривают эти типы дополнительных услуг как ключ к росту компании и сообщают, что во втором квартале 2020 года продажи электронной коммерции в США выросли на 97%.

    Разбивка бизнеса онлайн на офлайн

    Как бы быстро ни росла электронная коммерция, более 80% покупок по-прежнему происходит в обычных магазинах.

    Это связано с тем, что никакое удобство не может заменить чувство доверия и удовлетворения, когда покупатель может непосредственно увидеть и потрогать продукт.

    В некоторых линейках товаров, таких как мода и аксессуары, например, покупатели по-прежнему предпочитают покупать товары в магазине, а не в Интернете.

    Почему?

    Их хочется потрогать, пощупать и примерить.

    Хотя покупатели имеют обыкновение искать товар в Интернете перед покупкой, нет уверенности, что они размещают заказ прямо на веб-сайте.

    Таким образом, физический магазин, который клиенты могут посещать и покупать напрямую, укрепит доверие к бренду и заставит их с большей вероятностью вернуться.

    Помните роль хорошего веб-сайта Magento и Magento POS?

    Эти комбинированные системы пригодятся, особенно когда клиенты могут проверить точный запас в режиме реального времени.

    Эти простые вещи могут значительно улучшить ваш имидж в глазах ваших клиентов.

    Физические магазины также приносят высокий доход , поскольку статистика показывает, что клиенты, которые делают заказ в Интернете и забирают товары в магазине или обменивают товары в магазине, как правило, покупают дополнительные вещи .

    Самовывоз в магазине, кажется, является одной из самых популярных функций, которые предлагают предприятия электронной коммерции в наши дни, особенно в условиях пандемии COVID.

    Помните, что вы можете найти это только в некоторых продвинутых POS-системах Magento.

    Это позволяет клиентам начать свой путь к покупке в Интернете и завершить его в автономном режиме, если они удовлетворены продуктами и имеют удобный опыт покупок.

    Кроме того, возврат товара в магазине также является популярной тактикой розничных продавцов, поскольку они понимают, что для большинства покупателей отправка товара по почте или курьером для большинства покупателей является сложной и трудоемкой.

    В обоих случаях, когда покупатели посещают обычный магазин, большинство из них склонны покупать дополнительные вещи, а не свои первые заинтересованные товары.

    Еще одна причина, по которой бизнесу электронной коммерции нужен физический магазин, заключается в том, что личное обслуживание клиентов, как доказано, увеличивает продажи .

    Хотя теперь покупатели могут искать информацию в Интернете, они по-прежнему заинтересованы в получении рекомендаций по продукту от сотрудников магазина.

    Исследование, проведенное в Time Trade’s State of Report, показывает, что 30% клиентов хотят получать предложения от продавцов.

    Хотя 90% из них склонны покупать после получения надежной рекомендации от персонала в магазине.

    Другими ключевыми факторами, благодаря которым физические магазины становятся мощным дополнением электронной коммерции, являются экономия времени и денег за счет улучшения логистики и увеличение посещаемости интернет-магазинов.

    Цепочка поставок всегда является ахиллесовой пятой розничных продавцов, а с цифровой розничной торговлей все еще сложнее.

    При большом масштабе бизнеса электронной коммерции розничные торговцы должны гарантировать безупречную работу по управлению запасами и выполнению заказов в различных регионах.

    Обычный магазин будет выполнять функции склада и фулфилмент-центра, что поможет розничным торговцам улучшить свою систему распределения.

    Лучше всего:

    Открытие физического магазина увеличивает количество посещений сайта электронной коммерции, согласно отчету Death of Pureplay Retail.

    Эти факторы значительно облегчают цифровую розничную торговлю.

    Границы | Из Интернета в офлайн и наоборот: изменение использования Интернета в дальнейшей жизни в Европе

    Введение

    С середины двадцатого века современные общества претерпели далеко идущий процесс трансформации, который в первую очередь характеризовался двумя событиями.Во-первых, произошло (и будет продолжаться) демографическое изменение, при котором к 2050 году доля мирового населения старше 60 лет удвоится (ВОЗ, 2018). Во-вторых, произошли изменения в форме оцифровки повседневной жизни, обусловленной высоким уровнем технических инноваций и динамикой распространения за счет использования информационных и коммуникационных технологий (ИКТ), таких как Интернет (Castells, 2010). Что касается последнего изменения, то нынешнее общество состоит из сетей, представленных Интернетом как сеть подключенных компьютеров, и поэтому Интернет доминирует в сегодняшних обществах (Castells, 2000). не имеют прямого или непосредственного доступа к новым технологиям, таким как Интернет, и, следовательно, не получают столько преимуществ от преимуществ этих технологий для повседневной жизни, сколько те, кто имеет такой доступ (Hunsaker and Hargittai, 2018).Этот так называемый цифровой разрыв можно понимать как глобально применимый термин, обозначающий воспринимаемый разрыв между теми, кто имеет доступ к новейшим информационным технологиям, и теми, у кого его нет (Korupp and Szydlik, 2005). В последние годы цифровой разрыв сместился от обсуждения доступа / отсутствия доступа к обсуждению цифрового разрыва второго уровня между людьми, имеющими доступ к Интернету (Büchi et al., 2016; Scheerder et al., 2017). Таким образом, научные исследования эволюционировали, чтобы дифференцировать цифровое неравенство в использовании Интернета, и поэтому теперь гораздо больше внимания уделяется вопросам, касающимся того, кто находится в сети, что онлайн-пользователи делают с Интернетом в повседневной жизни и какие результаты приводят к такому использованию Интернета (van Dijk, 2006; van Дерсен и Хелспер, 2015).С этой точки зрения возникает вопрос, кто пользуется Интернетом, а кто нет. Наряду с социально-демографическими характеристиками (например, возраст, поколение, пол, образование и доход) и личными факторами (например, здоровье, отношение к технологиям и беспокойство по поводу ИКТ), экологические обстоятельства, такие как инфраструктура ИКТ, также формируют различия в использовании технологий. между молодым и старшим населением (Schulz et al., 2015; Hargittai, Dobransky, 2017; Berkowsky et al., 2018; Mitzner et al., 2019).

    Хотя использование Интернета через персональные компьютеры становится все более повсеместным с конца 1990-х годов, а в последнее время и через мобильный Интернет, обусловленное широким распространением смартфонов и планшетов, индивидуальное использование Интернета по-прежнему характеризуется цифровым разрывом между возрастными и когортными группами ( Hunsaker, Hargittai, 2018). Молодые возрастные группы в настоящее время используют Интернет, в то время как взрослые, которые не выросли с использованием этих технологий, как правило, меньше пользуются Интернетом.На этом фоне и того факта, что Интернет сегодня является основной глобальной формой ИКТ, в настоящем исследовании исследуется механизм изменения поведения в Интернете (с онлайн на офлайн и наоборот) среди пожилого населения Европы.

    Использование Интернета и результаты среди пожилых людей

    Интернет стал важнейшим средством информации и коммуникации. Тем не менее, цифровой разрыв между поколениями (это означает, что старшие когорты действительно пользуются Интернетом реже, чем молодые) сохраняется, хотя в нескольких исследованиях отмечена растущая тенденция использования Интернета среди пожилых людей (Hunsaker and Hargittai, 2018).Например, одно недавнее исследование в США показало, что 67% людей в возрасте 65 лет и старше были в сети (Pew Research Center, 2017). Хотя разрыв в использовании Интернета между странами с формирующейся рыночной экономикой и странами с развитой экономикой за последние годы сократился, в некоторых регионах мира, особенно в развитых странах, есть значительное число пожилых граждан, которые не пользуются Интернетом (Pew Research Center, 2018). Напротив, репрезентативное исследование 17 европейских стран показало, что 49% людей в возрасте 50 лет и старше использовали Интернет (König et al., 2018). Результаты показали, что на использование Интернета пожилыми людьми влияли социально-экономические факторы, такие как возраст, пол, образование и доход. Исследование также показало, что люди старше 80 лет проводят в сети меньше времени, чем люди из более молодой возрастной группы 65–79 лет, и что мужчины и пожилые люди с более высоким образованием и экономическим статусом чаще пользуются Интернетом. Кроме того, здоровье людей, предыдущий опыт работы с технологиями, социальная значимость (например, использование Интернета членами своей социальной сети) и различные контекстные факторы, такие как богатство в конкретной стране и инфраструктура ИКТ, оказывают долгосрочное влияние на использование Интернета в продвинутой среде. возраст (König et al., 2018).

    Старение происходит в контексте, что означает, что окружающая среда пожилого человека может работать как барьер или ресурс для поддержания повседневной жизни и для здорового и успешного старения (Lawton, 1983; Wahl and Lang, 2003). Согласно Wahl and Gerstorf (2018), технологии и цифровые ресурсы, такие как Интернет, сегодня являются важными контекстами для успешного старения. В этих случаях использование Интернета может иметь два результата. Во-первых, доступ к Интернету можно рассматривать как ресурс для решения повседневных жизненных ситуаций, что предполагает, что Интернет может быть ресурсом для содействия успешному старению и компенсации функционального снижения в пожилом возрасте (Cotten et al., 2013; Форсман и Нордмир, 2017; Sims et al., 2017). Таким образом, использование Интернета, по-видимому, происходит независимо от ограничений старости, таких как ограниченная подвижность, сенсорные нарушения или проживание в доме престарелых (Seifert et al., 2017). Во-вторых, отсутствие доступа к Интернету (и, следовательно, к информации и услугам, которые предоставляет Интернет) может привести к цифровому исключению пожилых людей, особенно в обществах, в которых преобладают Интернет и цифровые технологии во многих областях повседневной жизни.Это исключение из участия в этих областях повседневной жизни может также привести к субъективным ощущениям социальной изоляции (Seifert et al., 2018). У технологий есть потенциал увековечить эйджизм: то есть пожилые люди, не использующие технологии, обычно рассматриваются как слабые или посторонние (Cutler, 2005), в то время как пожилые граждане, не использующие Интернет, могут оказаться в невыгодном положении по мере того, как Интернет становится все более распространенным ( Павлин и Кюнемунд, 2007).

    Изменение использования: становление онлайн или офлайнером

    Цифровой разрыв в использовании Интернета, а также потенциальные результаты и препятствия использования Интернета в пожилом возрасте активно обсуждались как в общественных, так и в научных исследованиях, хотя информация о детерминантах постоянного или измененного использования Интернета в пожилом возрасте остается скудной (Hunsaker and Hargittai , 2018).Настоящее исследование исследует вопрос, почему пожилые люди становятся «онлайн-пользователями» (т.е. они использовали Интернет недавно и не использовали раньше) и «оффлайнерами» (т. Е. Они не пользовались Интернетом в последнее время, но делали это раньше).

    Теоретические предположения о том, какие факторы влияют на изменения в использовании Интернета, можно найти на микро-, мезо- и макроуровнях. Во-первых, с социологической точки зрения, наши допущения на микроуровне основываются на эффекте социального неравенства и наличии дифференцированного доступа к новым технологиям из-за различных социально-экономических ресурсов.Минго и Браччиале (2018) продемонстрировали с помощью эффекта Мэтью и применительно к цифровому разрыву прогрессирующее цифровое обеднение самых слабых слоев населения, таких как пожилые люди с более низким социально-экономическим статусом. Хотя возраст является основным фактором цифрового разрыва, предыдущие исследования показали, что другие факторы, такие как доход, также влияют на использование Интернета (Korupp and Szydlik, 2005; König et al., 2018). Этот сценарий становится еще более важным, когда люди (вынуждены) уходить с рынка труда, поскольку пособия по безработице и пенсии обычно ниже, чем их предыдущие заработки на работе.С точки зрения жизненного развития пожилые люди становятся более уязвимыми, особенно в так называемом четвертом возрасте (Laslett, 1994). Исследования показали, что состояние здоровья человека может препятствовать (при низком состоянии здоровья) или приносить пользу (при высоком уровне здоровья) использованию Интернета (Choi and DiNitto, 2013; Kamin and Lang, 2018). Таким образом, не только возраст и социально-экономические факторы влияют на доступ к Интернету, возрастные факторы, такие как здоровье, также влияют на общую доступность в более позднем возрасте. Таким образом, изменения в социально-экономическом статусе или состоянии здоровья могут привести к изменению поведения в Интернете.

    Во-вторых, согласно модели экогеронтологической среды, разработанной Лоутоном (1983), физические, экономические, психологические и социальные ресурсы и компетенции пожилых людей являются важными детерминантами, позволяющими справиться с давлением окружающей среды. Пожилые люди, не имеющие опыта, компетентности, социальной поддержки и доступности цифровых медиа, могут воспринимать Интернет как мешающую среду с несколькими препятствиями (Wahl and Gerstorf, 2018). Следовательно, социальный капитал, полученный из встроенных ресурсов социальных сетей (Lin, 2002), также важен для внедрения новых технологий.В этом ключе исследование показало, что пожилые люди, у которых есть социальные сети (например, родственники и знакомые) и которые получают неформальную поддержку и советы по использованию Интернета, с большей вероятностью будут использовать Интернет самостоятельно (Kamin et al., 2019), чем те, кто кому не хватает этих сетей. Таким образом, наличие социальной сети поддержки (например, партнеров или детей) можно рассматривать как ресурс для выхода в Интернет, тогда как потеря таких отношений и поддержки может привести к прекращению использования Интернета.

    В-третьих, помимо факторов на микро- и мезоуровне, обстоятельства макроуровня также важны для соответствия человека окружающей среде.Например, при переезде часто требуется связаться со своим текущим провайдером телекоммуникационных услуг, чтобы перенести существующий стационарный телефон на новое место жительства; иногда такие действия даже требуют изменения существующего контракта с включением новых услуг. И, в зависимости от района проживания, пространственная мобильность часто сопровождается сменой сетевого оператора для телекоммуникаций, таких как телевидение и Интернет, предложения которых могут включать пакеты и услуги (например, бесплатный доступ в Интернет) с небольшими затратами или бесплатно.Таким образом, переезды могут побудить людей стать онлайн-пользователями и воспользоваться преимуществами Интернета, такими как поддержание социальных контактов со своими друзьями и соседями по старому месту жительства. Кроме того, поскольку экономически более слабые и развивающиеся страны часто характеризуются неразвитой инфраструктурой ИКТ (Guillen and Suarez, 2005), изменение структурных обстоятельств может привести к изменению индивидуальных возможностей и потребностей и, таким образом, повлиять на ситуацию, когда они становятся как онлайн, так и оффлайнер.К таким факторам могут относиться экономическое развитие конкретной страны, масштабы бедности и неравенства в обществе, а также расширение национальной инфраструктуры ИКТ.

    В целом, ресурсы и обстоятельства на микро-, мезо- и макроуровнях могут повлиять на распространение Интернета среди пожилых людей. Насколько нам известно, ни одно из предыдущих исследований не фокусировалось на предикторах изменений в использовании Интернета, а точнее на шансах стать оффлайнером. В то время как большинство предыдущих исследований изучали использование Интернета, в частности, процесс становления онлайн-пользователем, такое использование является лишь одним из направлений использования Интернета.Таким образом, настоящее исследование фокусируется на предикторах микро-, мезо- и макроуровней, на которых пожилые люди в последнее время становятся как онлайн-пользователями, так и оффлайнерами.

    Исследовательский вопрос

    В соответствии с теоретическим обзором и текущим состоянием исследований, а также на основе концепции влияния на микро-, мезо- и макроуровне на использование Интернета среди пожилых людей, представленной в недавнем исследовании König et al. (2018) мы сосредоточились на следующем основном вопросе исследования: «Какие изменения на микро-, мезо- и макроуровне могут объяснить изменения в использовании Интернета в пожилом возрасте в Европе?»

    Согласно теоретическим основам и эмпирическим выводам о социальном неравенстве и экономических ресурсах (см., Например, Mingo and Bracciale, 2018), наша первая гипотеза ( h2 ) заключается в том, что респонденты, у которых наблюдается положительное изменение ситуации с доходами, станут онлайн-пользователями, в то время как респонденты, у которых наблюдается снижение доходов, станут оффлайнерами.Поскольку никакая занятость, такая как безработица или выход на пенсию, обычно не связана со снижением дохода, мы также предполагаем, что респонденты, которые ранее пользовались Интернетом (например, на работе), перестанут пользоваться Интернетом после выхода на пенсию или выхода на пенсию ( h3 ).

    Личное здоровье — еще один важный фактор в пожилом возрасте. В соответствии с концепциями экогеронтологов (Lawton, 1983), здоровье является важным фактором реакции на давление окружающей среды. Пожилые люди с проблемами со здоровьем, включая визуальные, акустические и тактильные ограничения, с большей вероятностью будут оффлайнерами (König et al., 2018). Таким образом, мы предполагаем, что личное состояние здоровья будет связано с индивидуальным использованием Интернета, а это означает, что положительное изменение состояния здоровья будет способствовать использованию Интернета, в то время как ухудшение здоровья приведет к шансу стать оффлайнером ( h4 ).

    Что касается влияния изменений мезоуровня, мы предполагаем, что изменение социальных сетей и / или условий (т. Е. Потеря партнера или существование пространственного расстояния до своих детей) будет иметь длительное влияние на использование Интернета.Это предположение основано на предыдущих выводах о социальной поддержке доступности технологий (Kamin et al., 2019). Хотя потеря любимого человека (из-за разлуки или смерти) в качестве основного социального ресурса не обязательно приведет к прекращению использования Интернета, внезапное отсутствие у партнера возможного опыта и навыков работы с цифровыми медиа может помешать достижению первого опыта в Интернете. ( h5 ). Хотя увеличенное пространственное расстояние до детей может снизить доступность их цифровых знаний, такие расстояния действительно дают возможность (и необходимость) получить преимущества Интернета для поддержания семейных отношений на расстояниях, что, в свою очередь, приводит к ситуации начала использования Интернета. ( H5 ).

    Наконец, на макроуровне мы предполагаем, что переезд и связанный с ним контакт с сетевыми провайдерами и их предложениями окажут положительное влияние на то, чтобы стать онлайн-пользователем ( H6 ). Это не по крайней мере потому, что новые или измененные контракты в последнее время включают широкий спектр услуг (например, услуги фиксированной связи, телевидения, интернета, мобильной связи) в одном пакете, который, кроме того, в основном дешевле, чем предыдущий контракт. Кроме того, поскольку люди становятся более уязвимыми с возрастом, мы предполагаем, что изменение времени, приводящее к изменениям в годах жизни, приведет к ситуациям, в которых более старшие когорты с большей вероятностью перестанут пользоваться Интернетом ( H7 ).Что касается контекстного измерения, мы также ожидаем, что изменения на уровне общества также повлияют на использование Интернета в пожилом возрасте (H8) . В этом ключе наличие улучшенной инфраструктуры ИКТ для содействия широкому доступу к Интернету для всего населения положительно повлияет на поведение пожилого населения в отношении использования Интернета (H8a) . Одновременно с этим рост неравенства и бедности может привести к ситуации, в которой значительная часть населения, в том числе пожилого возраста, больше не в состоянии оплачивать расходы, связанные с использованием Интернета (H8b) .

    Данные и методы

    Данные

    Наш анализ основан на Обследовании здоровья, старения и выхода на пенсию (SHARE), которое предоставляет стандартизированную информацию о респондентах в возрасте 50 лет и старше в различных странах Европы. Набор данных, использованный в этом исследовании, был собран в пятой (2013 г.) и шестой (2015 г.) волнах (подробнее об использованных данных см. Börsch-Supan, 2019a, b) и содержит информацию по широкому кругу тем, включая демографию, доход, здоровье, проживание, образование, род занятий, поведение, социальная поддержка, деятельность и ожидания.

    Чтобы зафиксировать динамику использования Интернета, а именно, становление онлайн или оффлайнером с течением времени, мы использовали двухволновую панель, в которой каждый респондент участвовал в обеих волнах SHARE. Наша окончательная выборка состоит из 34 149 респондентов из тринадцати европейских стран: Австрии ( n = 2293), Бельгии ( n = 3526), ​​Чехии ( n = 3270), Дании ( n = 2943), Эстония ( n = 3290), Франция ( n = 2551), Германия ( n = 3515), Италия ( n = 2512), Люксембург ( n = 764), Словения ( n ). = 1438), Испании ( n = 2930), Швеции ( n = 2914) и Швейцарии ( n = 2203).

    Структура данных должна соответствовать определенным требованиям, чтобы иметь возможность перенести ситуацию индивидуальных, семейных и контекстных изменений в статистическую модель. Продольный план необходим, чтобы охватить межличностные изменения с течением времени, в то время как построение модели динамического поведения должно быть основано на единообразном определении (т. Е. Вопрошании) в каждой волне; переменные, которые охватывают индивидуальные, семейные и контекстные структуры, также должны быть доступны в достаточном количестве случаев на протяжении всего периода.Эти требования были обеспечены существующим дизайном двухволновой панели и были статистически встроены в модель оценки изменений или модели первого различия (FD). Этот метод основан на устранении межличностного сходства между двумя волнами и фокусируется на динамике; этот подход позволяет исследователям нейтрализовать трансформирующий эффект объясняющих переменных на процесс развития (Giesselmann and Windzio, 2012). Чтобы оценить изменения для человека (в пределах дисперсии), из каждой переменной (зависимой и независимой) вычитается хронологически предыдущее собственное значение.В соответствии с обычно коротким периодом наблюдения между двумя волнами (в нашем случае 14–33 месяца при медиане 23 месяца) степень изменения и, следовательно, объяснительная дисперсия была ограничена, но не могла быть приравнена к какой-либо слабости в модели. (Джонсон, 2005; Эллисон, 2009).

    И наоборот, постоянные времени переменные (например, пол и когорта) были включены в их исходную форму. Наша интерпретация эффектов основана на взаимодействии этих переменных с фактором времени. Преимущество этого дизайна заключается в том, что, как и все методы панельного анализа, он может выявить причинные последствия события для зависимой переменной.Постоянные во времени неоднородности также контролируются без необходимости прямого наблюдения, а ошибки измерений компенсируются моделью, что в конечном итоге сводит к минимуму ошибки и искажения оценки (Giesselmann and Windzio, 2012).

    Зависимая переменная

    Зависимая переменная была определена на основе использования респондентами Интернета на основе каждого интервью на основе следующего вопроса: «В течение последних 7 дней использовали ли вы Интернет для отправки электронной почты, поиска информации, совершения покупок или каких-либо других действий». по крайней мере один раз с другой целью? » Варианты ответа были «да» и «нет».«Сочетание индивидуальной ситуации для каждого респондента и каждого интервью позволило определить, произошло ли изменение в их использовании Интернета — всегда по отношению к последним 7 дням — с течением времени, а также тип изменения (если изменение действительно произошел). К сожалению, в анкете SHARE спрашивалось только об использовании Интернета с этим ограниченным по времени двоичным элементом (да / нет). Таким образом, наш анализ может включать только ответы об использовании Интернета на основе порогового значения за последние 7 дней.Тем не менее, временные рамки в 7 дней представляют собой «активное использование» Интернета (Emmanouilides and Hammond, 2000), имея в виду недавнее или даже частое поведение пользователей. На этом этапе те респонденты, которые не пользовались Интернетом на начальном этапе, но использовали во время последующего наблюдения, были охарактеризованы как подключенные к Интернету, тогда как противоположная ситуация перехода в автономный режим была назначена, если респондент использовал Интернет во время исследования. первое собеседование, но не второе. Таким образом, зависимая переменная была основана на оценке изменений в использовании Интернета по результатам обоих интервью и дифференцировалась в зависимости от направления: (а) нет изменений, (б) стать онлайн-участником и (в) стать оффлайнером.

    Независимые переменные

    Различные объясняющие переменные на микро-, мезо- и макроуровне были включены в эмпирические модели для объяснения таких закономерностей в европейском контексте на фоне изменений. Несмотря на небольшой срок обследования, учитывалась возможность существования временной и противоположной динамики. Изменяющиеся во времени переменные измерялись как разница между собственными значениями в оба момента измерения, тогда как категориальные переменные были дихотомизированы в соответствии с состоянием изменения.Изменение личных и экономических потребностей было зафиксировано для индивидуальных ситуаций респондентов на микроуровне. Для экономического положения домохозяйств респондентов использовался субъективный показатель дохода, основанный на вопросе о том, достаточно ли у домохозяйства денег, чтобы сводить концы с концами. Ответы были разделены на четыре категории: от «очень трудно» до «легко». На основе информации из обоих интервью наш анализ определил, произошло ли изменение дохода; в тех случаях, когда происходило изменение, фиксировалось конкретное направление (лучше или хуже).Данные о статусе рабочей силы охватывают ситуации, в которых респонденты изменились (а) с отсутствия работы на (самостоятельную) занятость (полный или неполный рабочий день), (б) на ситуацию отсутствия работы (например, стали безработными, домохозяйками). , постоянно болеет или нетрудоспособно) или (c) со временем вышел на пенсию.

    Поскольку физическое и психическое здоровье играют важную роль в вероятности того, что кто-то будет или не будет использовать Интернет (König et al., 2018), мы собрали эту информацию с помощью двух показателей.Во-первых, мы использовали субъективную самооценку фактического состояния здоровья человека, измеренную по 5-балльной шкале (1 = отлично ; 2 = очень хорошо ; 3 = хорошее ; 4 = хорошее ; 5 = пу r) для каждой волны. Во-вторых, чтобы зафиксировать объективное состояние здоровья, мы затем собрали максимальную силу захвата рук респондентов с помощью динамометра. Оба индикатора позволили нам определить, произошло ли изменение в индивидуальном здоровье, а также направление (лучше или хуже) этого изменения с течением времени.Для непрерывного измерения силы захвата мы определили существенное изменение объективного состояния здоровья как произошедшее, если соответствующее значение в последующем наблюдении отличалось по крайней мере на 10% от исходного значения, измеренного на исходном уровне.

    Чтобы зафиксировать изменения мезоуровня, модели включали ситуации, в которых респонденты либо вступили в новое партнерство, либо потеряли любимого человека — в основном из-за смерти — с течением времени. Поскольку на контакты между поколениями сильно влияет географическая удаленность (Szydlik, 2016) и их частота значительно увеличивается с уменьшением расстояния или уменьшается с увеличением расстояния (König, 2016), мы включили актуальность пространственной мобильности семьи в качестве дополнительного индикатора для возможного изменения использование интернета.Для этого мы рассматривали важность пространственной мобильности (и, следовательно, расстояния) как одно из ключевых условий личного контакта для респондентов, у которых был один или несколько детей. В этом ключе мы зафиксировали расстояние от жилого дома до самого дальнего живого ребенка и каждой волны на двух расстояниях от (а) до или (b) выше 100 км. В то время как первое расстояние позволяет поддерживать более регулярные и личные контакты, отношения между родителями и детьми, для которых характерны расстояния более 100 километров, могут чаще полагаться на неличностные контакты и, следовательно, на возможности общения на основе Интернета.На основе обоих индикаторов регистрировалось изменение расстояния между жилыми домами, если расстояния с течением времени становились ближе или дальше. Родители, ответившие без каких-либо изменений расстояния проживания между исходным уровнем и последующим наблюдением за их ребенком или детьми, а также бездетные, были отмечены ссылочной категорией «без изменений». Предыдущие результаты указывают на увеличение числа контактов между поколениями из-за рождения внуков (König, 2016), что, в свою очередь, может повлиять на использование Интернета пожилыми людьми, особенно если их родственники живут дальше, или снижение, вызванное тем, что они проводят больше времени. с новорожденным, если он живет поблизости, мы включили этот индикатор, фиксируя изменения мезоуровня при (не) использовании Интернета в последнее время.

    Поскольку изменение географических расстояний в отношениях между родителями и детьми может происходить не только в результате перемещения ребенка, мы дополнительно контролировали ситуации, в которых респонденты перемещались, с точки зрения макроструктурных изменений внутри регионов и, следовательно, стран. Более того, мы также рассмотрели потенциал времени на макроуровне, чтобы повлиять на изменения в индивидуальном поведении, и включили месяцы между двумя интервью как непрерывную переменную.

    Хотя изменения структурных условий на макроуровне, такие как инфраструктура ИКТ, бедность и неравенство, могут свидетельствовать о задержке индивидуального использования Интернета, в нашем анализе были рассмотрены несколько показателей, отражающих различия в структурных различиях и социальном неравенстве между европейскими странами.Помимо валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения, скорректированного с учетом покупательной способности, мы использовали уровень доступа в Интернет среди всего населения (в процентах от всех домохозяйств). Мы также включили уровень бедности и коэффициент Джини, чтобы отразить различия в социальном неравенстве между странами. Уровень бедности определяется как доля населения, чей доход ниже 60% национального медианного выравниваемого располагаемого дохода от общей численности населения, тогда как индекс Джини измеряет степень, в которой распределение доходов между домашними хозяйствами в стране отклоняется от равное распределение.Макропоказатели, взятые из официальных источников (например, Евростат и ОЭСР), относятся к году, предшествующему каждому интервью для обеих волн (2012 год, соответственно, 2014 год), и были введены в модели в качестве оценки их изменения, а также процентного изменения в чтобы учесть национальные уровни в качестве исходных.

    Наконец, в нашем анализе контролировался набор постоянных условий, включая год рождения респондента, пол (0 = женский, 1 = мужской) и высшую степень образования. Хотя последняя переменная может меняться со временем, мы предположили, что образование (как показатель культурного, экономического и социального капитала) не изменит индивидуального поведения за такой короткий период, особенно для респондентов в возрасте не менее 50 лет ( на исходном уровне).Уровень образования был зарегистрирован в соответствии с Международной стандартной классификацией образования (МСКО) как низкий (МСКО 0–2), средний (МСКО 3–4) и высокий (МСКО 5 и выше).

    Методы

    В дополнение к описательному обзору использования Интернета в пожилом возрасте, мы также использовали многомерный анализ, чтобы объяснить, какие связанные факторы объясняют такое использование. Учитывая отсутствие независимости между наблюдениями (например, из-за того, что респонденты были вложены в разные страны), такая иерархическая структура данных нарушила бы базовые предположения регрессии и могла бы привести к неточным значениям значимости, а также к смещенным стандартным ошибкам.Чтобы проанализировать влияние изменений детерминант на микро-, мезо- и макроуровне на то, чтобы стать онлайн- или оффлайнерами, мы оценили многоуровневые полиномиальные логит-модели (Hox, 2002; Rabe-Hesketh and Skrondal, 2012; Snijders and Bosker, 2012) с участием два уровня. Таким образом, мы смогли учесть различия на верхнем уровне страны. В дополнение к использованию фиксированных или выпущенных параметров на микро- и мезоуровне, эти анализы включали контекстные переменные отдельно, чтобы избежать тех ошибок оценки, которые возникают из-за наличия нескольких индикаторов макроуровня (Maas and Hox, 2005).Наконец, все недихотомические переменные были стандартизированы и, таким образом, имели среднее значение 0 и стандартное отклонение 1.

    Результаты

    Тенденции использования Интернета в пожилом возрасте в Европе: описательный обзор

    Первый взгляд на распределение использования Интернета среди пожилых европейцев (рис. 1) показывает, что в целом по крайней мере один из двух респондентов в возрасте 50 лет и старше был в сети в волнах 5 (2013 г.) и 6 (2015 г.). Что касается изменений с течением времени, результаты также указывают на положительную тенденцию в виде небольшого увеличения на два процентных пункта с 51% в 2013 году до 53% в 2015 году по всей Европе.Более того, результаты также показывают, что в общей сложности 6% перестали пользоваться Интернетом за это время, что означает, что эти респонденты были в сети в течение последних 7 дней до проведения опроса на исходном уровне, но не во время последующего наблюдения. Хотя использование Интернета ни в одной из 13 стран, включенных в исследование, за это время существенно не снизилось, наибольший рост был в Италии (+ 4%) и Люксембурге (+ 3%). Напротив, использование Интернета оставалось на том же уровне, особенно в странах Восточной Европы, таких как Чешская Республика, Эстония и Словения, в период с 2013 по 2015 год.

    Рисунок 1 . Тенденции использования Интернета в пожилом возрасте в Европе (доли). Сноска: представлены пропорции. Собственный график авторов. Источник данных: Обзор здоровья, старения и выхода на пенсию в Европе (SHARE), волны 5 и 6, версия 7.0.0; N = 34 149; собственные расчеты авторов, взвешенные. Страны отсортированы в порядке убывания использования Интернета в 2013 г.

    Хотя изменения в использовании Интернета кажутся положительными, но небольшими по всей Европе, а также внутри стран, результаты также подчеркивают общий и устойчивый цифровой разрыв между севером и югом.Хотя по крайней мере 80% респондентов в Дании и Швеции использовали Интернет в течение последних 7 дней в 2015 году, количество таких онлайн-пользователей, по-видимому, было самым низким, особенно в Южной Европе (Италия и Испания), причем оба показателя составляют от 35 до 35%. 38%. Ситуация была почти аналогичной в Восточной Европе (Эстония и Словения), где только 44–47% респондентов в возрасте 50 лет и старше использовали Интернет как в 2013, так и в 2015 году. Это еще более удивительно, поскольку респонденты SHARE и, следовательно, нашей выборки относятся к схожим когортам и возрасту, что позволяет предположить, что структурные различия между этими странами являются возможным объяснением различных моделей использования в Европе.

    Число онлайн-пользователей пожилого возраста, кажется, было постоянным или даже увеличивалось с течением времени, хотя дальнейший анализ (см. Рисунок 2) выявил важность индивидуальных изменений в использовании Интернета. Например, результаты показывают, что 6% респондентов в Эстонии, а также 5% в Италии, Испании и Австрии больше не пользовались Интернетом в течение последних 7 дней и, таким образом, прекратили пользоваться Интернетом в период с 2013 по 2015 год, в то время как 9% в Испании и 6% в Люксембурге, Германии, Австрии и Италии недавно перешли в Интернет.Однако различия в конкретных странах оказались более важными, когда мы сравнили тех, кто никогда не пользовался Интернетом, с теми, кто сообщил, что был в сети в обеих волнах. В то время как только 14% респондентов в Дании и Швеции никогда не пользовались Интернетом в последнее время, количество офлайнеров, по-видимому, было самым высоким в Словении (52%), Испании (57%) и Италии (61%). Мы отметили прямо противоположный порядок, когда сосредоточились на респондентах, которые пользовались Интернетом как в 2013, так и в 2015 году: почти 80% респондентов в Дании, за которыми следовали 75% в Швеции, сообщили о таком поведении, в то время как то же самое верно для менее 30 респондентов. % в Испании и Италии.

    Рисунок 2 . Использование Интернета в пожилом возрасте с течением времени в Европе (доли). Сноска: представлены пропорции. Собственный график авторов. Источник данных: Обзор здоровья, старения и выхода на пенсию в Европе (SHARE), волны 5 и 6, версия 7.0.0; N = 34 149; собственные расчеты авторов, взвешенные. Страны отсортированы в порядке убывания использования Интернета.

    Детерминанты изменений в использовании Интернета

    Предыдущие результаты показывают, что значительная часть пожилых европейцев либо начинают, либо прекращают пользоваться Интернетом с течением времени; Однако результаты также предполагают определенные различия в зависимости от национального контекста.Чтобы проверить наши гипотезы и объяснить, какие факторы вызывают изменение поведения при недавнем использовании Интернета, мы оценили многоуровневые полиномиальные модели логистической регрессии, которые включали индикаторы на микро-, мезо- и макроуровне (Таблица 1).

    Таблица 1 . Детерминанты изменений в использовании Интернета с течением времени.

    Согласно h2, изменение экономических ресурсов оказало значительное влияние на использование Интернета в пожилом возрасте. Люди с более высоким финансовым положением с большей вероятностью станут онлайн-пользователями.Одновременно финансовые ограничения приводят к изменениям в использовании Интернета: те респонденты, которые сообщили о худшей ситуации с доходами в период между двумя интервью, с большей вероятностью станут оффлайнерами, поскольку они не использовали Интернет (в течение последних 7 дней), как раньше. Эта ситуация может рассматриваться как результат изменения профессиональной ситуации респондентов и подчеркивает связь между занятостью и доходом. После h3 наши результаты подтверждают, что отсутствие работы, например выход на пенсию, безработица, домохозяйка, влияет на индивидуальное использование Интернета в пожилом возрасте: в частности, новые неработающие люди с меньшей вероятностью начнут и с большей вероятностью прекратят пользоваться Интернетом.

    Подобно финансовым ресурсам, здоровье играет важную роль в использовании Интернета в пожилом возрасте (h4). Здесь респонденты, которые чувствовали себя лучше, но также продемонстрировали значительное улучшение объективного состояния здоровья, измеряемого силой хвата, со временем стали онлайн-пользователями, в то время как на их переход в офлайн-режим значительно повлияло ухудшение состояния здоровья. Усиление ограничений физического здоровья, а также более слабые субъективные оценки респондентов в совокупности указали на то, что они не были в сети в последнее время, хотя пользовались им раньше.

    Наряду с изменениями на микроуровне, вариации на мезоуровне также повлияли на поведение в Интернете среди старших возрастных групп, хотя изменения в партнерских отношениях, вызванные потерей партнера или вступлением в новые отношения, существенно не повлияли на индивидуальное использование Интернета. Следовательно, h5 не может быть подтвержден. Для сравнения, географическая близость или удаленность от потомков респондентов, по-видимому, способствовала или препятствовала использованию современных технологий, таких как Интернет, в более позднем возрасте, тем самым подтверждая предположения H5.Многофакторные результаты показывают, что респонденты, у которых географическая удаленность от своих детей уменьшилась, с меньшей вероятностью стали онлайн-пользователями и с большей вероятностью со временем стали оффлайнерами. В то же время увеличение географического расстояния связано с высокой вероятностью того, что Интернет использовался недавно. Важность географического расстояния до детей респондентов для их поведения в Интернете, по-видимому, также важна косвенно, через бабушку и дедушку. В этом случае и, вероятно, в зависимости от расстояния, рождение (дальнейшего) внука может привести к уменьшению или прекращению использования Интернета, чтобы проводить больше времени с новорожденным, или недавно использовался для преодоления больших расстояний в качестве способа оставаться на связи.

    Хотя анкета не позволяла определить, было ли изменение географического расстояния результатом перемещения родителя-респондента, его потомства или обоих, другая переменная включала информацию о том, перемещался ли респондент между двумя интервью. Хотя переселение — как разновидность изменения макроуровня — не обязательно ведет к изменению расстояний между жилыми домами, такие перемещения потенциально могут изменить использование ИКТ. Как и в случае с H6, наши результаты показывают, что переезд потенциально может привести к тому, что люди недавно выходили в Интернет.Что касается времени (и, следовательно, увеличения возраста), наш многомерный анализ подтверждает, что чем больше промежуток времени между двумя интервью, тем больше вероятность того, что Интернет больше не будет использоваться, что поддерживает H7.

    Предыдущее исследование подчеркивало важность структурных условий для пребывания в сети в более старшем возрасте, таких как более высокие экономические показатели, а также в целом более широкий доступ к Интернету и, следовательно, его использование среди всего населения (König et al., 2018). После этих выводов наши результаты показали, что изменение контекстных обстоятельств может повлиять на индивидуальное поведение в Интернете и, следовательно, на шанс стать онлайн- или оффлайнером (H8a и H8b).В таких случаях рост благосостояния в конкретной стране (измеряемый ВВП на душу населения) приводит к ситуациям, в которых пожилые люди чаще становятся офлайнерами, а не онлайн. Эта ситуация особенно характерна для Эстонии и Чешской Республики, которые продемонстрировали наибольшее экономическое развитие (+ 8%) за наблюдаемый период, но в то же время имели самый низкий уровень экономической мощи в сравнении с европейскими странами (Eurostat, 2019a). . Похожая картина, частично противоречащая нашим ожиданиям (H8a), возникла, когда мы сосредоточились на национальном расширении распределения доступа в Интернет.Было обнаружено, что увеличение доступа к Интернету в частных домах способствовало изменениям в том, чтобы стать онлайн-пользователями, а также стать оффлайнерами. Хотя это открытие может поначалу показаться неожиданным, оно применимо, в частности, к тем странам, которые по-прежнему имеют самый низкий уровень использования Интернета в Европе и в основном демонстрируют в то же время более частые изменения в поведении Интернета, такие как Чешская Республика, Эстония, Италия. , и Испания.

    Когда мы изучили неравные возможности и вмешательства государства всеобщего благосостояния, результаты показали, что небезопасные обстоятельства имеют длительное влияние на индивидуальное поведение: например, рост социальной бедности приведет к изменениям в обоих направлениях, а это означает, что значительная часть пожилых людей население начнет пользоваться Интернетом, но другим также придется прекратить их использование.Эта ситуация, возможно, больше всего затронула респондентов из Эстонии и Испании, которые столкнулись с самым сильным ростом бедности, по крайней мере, на два процентных пункта между обоими интервью и, таким образом, принадлежали к странам с наибольшей социальной бедностью, с 26 и 29% (соответственно) в 2014 году ( Евростат, 2019b). Кроме того, изменение в использовании Интернета (переход в онлайн- и офлайновые пользователи в последнее время) также происходило чаще с точки зрения увеличения неравенства доходов. Однако, когда мы дифференцировали направление изменений, результаты также показали, что вероятность стать офлайнером была выше во времена усиления неравного распределения доходов по сравнению с теми, кто стал онлайн, и наоборот.

    Наконец, когда мы сосредоточились на постоянных условиях, охватывающих социально-демографическое и социально-экономическое происхождение респондентов, мы определили, что мужчины, которые в целом чаще являются онлайн-пользователями (см., Например, König et al., 2018), чем женщины, являются с большей вероятностью со временем станут офлайнерами, в то время как женщины склонны наверстывать упущенное и, таким образом, с большей вероятностью начнут, а не прекратят использование Интернета, всегда в связи с последними 7 днями интервью. Результаты также показывают, что более молодые когорты, в частности, пострадали от изменений в поведении в Интернете: они с большей вероятностью со временем стали онлайн, но одновременно они чаще прекращали использование Интернета в личной жизни.В дополнение к гендерному фактору (в частности, принадлежность к женскому полу) более низкий социальный класс, по-видимому, со временем догоняет использование Интернета: респонденты с более высоким образованием с меньшей вероятностью изменили свое поведение, уже находясь в сети.

    Обсуждение

    Это исследование пожилых людей в Европе описывает изменения в статусе использования Интернета — переход в режим онлайн и офлайн, а также предикторы таких изменений на микро-, мезо- и макроуровнях. В то время как респонденты, которые не пользовались Интернетом в течение последних 7 дней до исходного уровня, но за 7 дней до последующего интервью, были определены как становящиеся онлайн, противоположное поведение определяет ситуацию перехода в автономный режим.В целом, основным выводом стал низкий, но не незначительный процент пожилых людей, которые больше не пользуются Интернетом. На эти изменения повлияли изменения в личных ресурсах, связанных со здоровьем и социальных обстоятельствах, а также контекстуальных факторов.

    Результаты исследования первой и второй гипотез (h2 и h3), обе из которых касаются изменений в социально-экономических ресурсах, показывают, что экономические ресурсы оказывают значительное влияние на использование Интернета. В частности, было обнаружено, что положительные изменения в финансовом состоянии привели к более высокому шансу начала использования Интернета, тогда как было обнаружено, что снижение этого статуса привело к более высокому шансу остаться в автономном режиме.Этот эффект был также заметен при переходе на пенсию и отказе от работы: те, кто вышел на пенсию или не стали работать, чаще не пользовались Интернетом в последнее время, чем те, кто этого не делал. Эти результаты согласуются с предыдущими выводами, которые показали, что финансовые ресурсы важны для доступа к Интернету среди пожилых людей (Korupp and Szydlik, 2005; Hong and Cho, 2017; Yoon et al., 2020).

    h4, в котором основное внимание уделяется возможным изменениям состояния здоровья, было основано на предыдущих результатах, которые показали, что здоровье может быть важным фактором при использовании Интернета (Choi and DiNitto, 2013; König et al., 2018). Наши результаты доказали, что состояние здоровья играет важную роль в использовании Интернета в пожилом возрасте; В частности, респонденты, которые чувствовали себя более здоровыми и были более здоровыми с точки зрения силы хвата, чаще становились онлайн-пользователями, чем менее здоровые респонденты. В свою очередь, такая ситуация означает, что те респонденты, у которых в течение 2 лет оценки наблюдалось ухудшение здоровья, в последнее время с большей вероятностью не пользовались Интернетом. Этот сценарий отражает актуальность ресурсов, связанных со здоровьем, для использования Интернета.Факторы здоровья играют роль в определении того, кто выходит в Интернет, а кто перестает быть в сети. Особенно среди пожилых людей старшего возраста — которые обычно сталкиваются с большей инвалидностью и ограничивающими активность симптомами и нарушениями, чем более молодые пожилые люди — ограничения, связанные со здоровьем, могут привести к прекращению использования Интернета, если это использование основано на тактильном использовании компьютеров или мобильных устройств. устройства, такие как смартфоны. Например, нарушение зрения и ограничения памяти могут стать серьезным препятствием для использования многих технологий (Gell et al., 2015). Интернет может быть жизнеспособным средством укрепления здоровья, когда информация, связанная со здоровьем, может быть доступна в Интернете (Nutbeam, 2000), но пожилые люди с определенными типами нарушений и инвалидности редко получают пользу от этого положительного результата использования Интернета, потому что они не могут его использовать. Интернет без социальной поддержки или вспомогательных средств, таких как голосовое управление компьютерами для людей с физиологическими ограничениями. Когда социальная поддержка или вспомогательные инструменты отсутствуют, вероятность использования Интернета также ограничена.

    Когда мы затем добавили социальный компонент использования Интернета, мы предположили с помощью h5 и H5, что потеря партнера или изменение пространственного расстояния до ребенка или детей респондентов повлияет на использование Интернета. Хотя результаты не подтвердили h5 (потеря партнера), соответствующие коэффициенты подтвердили ожидаемое направление, что предполагает необходимость более дифференцированного взгляда на причины таких изменений. Этот вывод особенно применим к прекращенным партнерским отношениям, которые могут возникнуть в результате смерти любимого человека, но также могут произойти в результате развода или разлуки.Однако данные, использованные в этом исследовании, не позволили отличить изменившиеся статусы отношений, вызванные разлукой или смертью респондентов, не состоящих в браке. Напротив, результаты показали, что географическая близость или удаленность от потомков респондентов, по-видимому, способствует или препятствует использованию Интернета, таким образом поддерживая H5. Многофакторные результаты показали, что респонденты, у которых географическая удаленность от своих детей уменьшилась, с меньшей вероятностью стали онлайн-пользователями и с большей вероятностью со временем стали офлайн-пользователями.Географически более близкие отношения, похоже, не полагаются на преимущества Интернета для поддержания контакта, например, и, вероятно, более типичны для личных взаимодействий, особенно если рождаются внуки. Однако с точки зрения увеличения расстояния между местами проживания в отношениях между родителями и детьми результаты показали, что такие обстоятельства, как правило, побуждают людей пользоваться Интернетом. Как только большие расстояния затрудняют личный контакт, Интернет оказывается подходящей возможностью для поддержания контакта.Тем не менее, в последнее десятилетие возникла дискуссия о перспективах цифровых подключений по сравнению с личными социальными контактами среди пожилых людей (Antonucci et al., 2017). Таким образом, будущие исследования должны быть сосредоточены не только на различных типах (цифровых) социальных контактов, доступных сегодня, но и на качестве и чувстве привязанности в рамках этих связей.

    Наконец, на макроуровне мы предположили, что изменения в контекстной ситуации повлияют на изменения в статусе использования Интернета.В соответствии с H6 наши результаты показывают, что переезд потенциально может привести к тому, что люди станут онлайн-пользователями. Переезды часто требуют обращения к сетевым провайдерам для изменения адресов для выставления счетов и перевода стационарных телефонов, что часто приводит к более выгодным предложениям и контрактам. Что касается времени (и, следовательно, увеличения возраста), наш многомерный анализ подтверждает H7, который утверждает, что чем дольше период между двумя интервью, проведенными в исследовании, тем более вероятно, что респонденты больше не будут использовать Интернет.

    Что касается контекстного измерения, связанного со страной, мы ожидали, что структурные изменения также повлияют на использование Интернета (H8). Наши выводы указывают на важность стабильности на страновом уровне и на то, что сравнительно сильные колебания или неопределенности на страновом уровне могут потенциально изменить поведение человека в обоих направлениях (переход в онлайн- и офлайн-режим). В соответствии с предыдущими выводами (König et al., 2018), однако, социальное процветание, сокращение неравенства и бедности и, в частности, хорошо налаженная инфраструктура ИКТ, можно рассматривать как общую среду, в которой люди используют Интернет, а не только один раз, но в течение более длительных периодов времени, даже в пожилом возрасте.Этот вывод попадает в сферу действия модели экогеронтологической среды, разработанной Лоутоном (1983), согласно которой новая среда, такая как новая инфраструктура ИКТ, может иметь существенное влияние на принятие технологий пожилыми людьми; такие технологии включают Интернет и другие новые устройства ИКТ, такие как смартфоны или умные часы (Wahl and Gerstorf, 2018).

    Хотя мы оцениваем изменения в использовании Интернета и утверждаем, что использование ИКТ может быть ресурсом для поддержания повседневной жизни в пожилом возрасте, мы одновременно не утверждаем, что их неиспользование можно рассматривать как исключение из цифровой социальной жизни.Более того, решение не пользоваться Интернетом можно рассматривать как сознательное решение отдельных лиц (Selwyn, 2003; Reisdorf and Groselj, 2017). В соответствии с теорией акторов и сетей (Tatnall and Lepa, 2003) утверждали, что взаимодействия с нечеловеческими объектами, такими как интернет-соединения, не менее важны, чем взаимодействия с другими людьми, и что внедрение технологий не связано напрямую с каким-либо предположительно врожденные характеристики технологии, а скорее то, что неспецифическое использование этой технологии связано с социальным взаимодействием людей и окружающей средой.Следовательно, важно не только исследовать изменения в использовании Интернета с течением времени, но также исследовать, как пожилые люди договариваются с такими технологиями, как Интернет, и как технологии договариваются с ними, и как это влияет на собственное мнение пожилых людей о своей жизни и жизни. опыт старения (Wanka and Gallistl, 2018).

    Ограничения

    Поскольку настоящее исследование сосредоточено именно на Европе, возможность обобщения наших результатов за пределами Европы может быть ограничена, и поскольку зависимая переменная была бинарной, не все возможные аспекты изменений в интенсивности использования Интернета (например,g., различные уровни использования). Возникает ограничение в отношении зависимой переменной, используемой для нашего анализа: «В течение последних 7 дней вы использовали Интернет для отправки по электронной почте, поиска информации, совершения покупок или для любых других целей хотя бы один раз?» К сожалению, набор данных SHARE измерял использование Интернета только с помощью этого вопроса. Таким образом, информация о прекращении или начале использования Интернета ограничивается информацией за последние 7 дней. Таким образом, наш анализ мог различить только людей, которые с годами уменьшили или увеличили свое использование.Тем не менее, мы считаем, что использование набора данных SHARE помогает нам исследовать точку изменения в поведении пользователей, даже с некоторыми ограничениями. Следовательно, необходимы будущие исследования для более детального измерения поведения в Интернете и его изменения или стабильности с течением времени.

    Хотя данные SHARE позволяют нам исследовать использование или неиспользование Интернета в различных европейских странах, особенно среди пожилых людей, в опросе также отсутствуют некоторые важные переменные, такие как биографии технологий, отношение к технологиям, принятие технологий и т. Д. использование техники в домашнем хозяйстве и причины неиспользования людьми.Таким образом, в будущих исследованиях с репрезентативными данными следует более глубоко изучить факторы, влияющие на изменения в статусе Интернета, с помощью лонгитюдных исследований. Более того, международные данные необходимы, чтобы больше узнать о цифровом неравенстве, в том числе о том, возник ли разрыв между возрастными когортами и / или странами, а также об их развитии с течением времени. Кроме того, качественные методы также должны использоваться для более подробного изучения повседневного использования Интернета пожилыми людьми и должны выяснять причины использования или неиспользования, как, например, представленные Mitzner et al.(2010).

    Несмотря на эти ограничения, в ближайшем будущем, несомненно, все большее число пожилых людей будут пользоваться Интернетом. Цифровой разрыв будет уменьшаться как с точки зрения эффектов периода (с точки зрения технологической эволюции и требований), так и с точки зрения когортных эффектов (с точки зрения расширения образования и увеличения технического опыта на работе). Вывод исследования о том, что пожилые люди также перестают пользоваться Интернетом, должен побудить исследователей-геронтологов особенно внимательно относиться к теме социальной изоляции из-за феномена цифрового исключения.В будущих исследованиях следует изучить причины прекращения использования Интернета, а также обсудить возможные меры вмешательства, в частности, для пожилых людей.

    Хотя последняя седьмая волна опроса SHARE включает вопрос об использовании Интернета в течение последних 7 дней, мы исключили эти интервью по нескольким причинам. Во-первых, опрос, проведенный в 2017 году, в основном проводился по анкете «SHARELIFE» и, таким образом, был сосредоточен на историях жизни людей с ретроспективными вопросами.В этом случае только те респонденты, которые уже участвовали в первой волне SHARELIFE (2008/11), должны были ответить на основной вопросник SHARE, включая интересующий вопрос о поведении в Интернете. Использование этих данных резко уменьшило бы доступное количество участников более чем на 80%, а также поставило бы под угрозу сопоставимость с пятой и шестой волнами. Во-вторых, использование этой информации могло иметь значительные последствия, потому что те респонденты, которые уже участвовали в одной из первых волн SHARE, были ограничены определенным числом стран, а также более старыми когортами, что само по себе могло привести к отбору выборки. предвзятость.

    Заключение

    Для европейских стран, рассматриваемых в данном исследовании, результаты подтверждают важность изучения факторов, влияющих на изменения в использовании технологий в пожилом возрасте, в обоих направлениях: стать пользователем и перестать пользоваться Интернетом. Согласно результатам настоящего исследования, изменения в статусе использования Интернета обусловлены, в первую очередь, социально-экономическими, социальными и связанными со здоровьем ресурсами. Для пожилого населения мероприятия должны способствовать использованию Интернета (например, обучение навыкам) и должны быть сосредоточены на жизненном пути людей, социальных сетях и характеристиках страны.

    Заявление о доступности данных

    Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

    Авторские взносы

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Финансирование

    Сбор данных SHARE в основном финансировался Европейской комиссией в рамках FP5 (QLK6-CT-2001-00360), FP6 (SHARE-I3: RII-CT-2006-062193, СРАВНИТЬ: CIT5-CT-2005-028857, SHARELIFE : CIT4-CT-2006-028812) и FP7 (SHARE-PREP: № 211909, SHARE-LEAP: № 227822, SHARE M4: № 261982).Дополнительное финансирование от Министерства образования и исследований Германии, Общества развития науки Макса Планка, Национального института старения США (U01_AG09740-13S2, P01_AG005842, P01_AG08291, P30_AG12815, R21_AG025169, Y1-AG-4553-01, IAG_BSR06- 11, OGHA_04-064, HHSN271201300071C) и из различных национальных источников финансирования.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    В этой статье используются данные из SHARE Waves 5 и 6 (DOIs: 10.6103 / SHARE.w5.700, 10.6103 / SHARE.w6.700), см. Börsch-Supan et al. (2013) для методологических деталей. Данные были скорректированы для этого расследования, для которого была проведена обширная проверка согласованности.

    Список литературы

    Эллисон, П. Д. (2009). Регрессионные модели с фиксированными эффектами . Лос-Анджелес, Калифорния: SAGE.

    Google Scholar

    Бёрш-Супан, А. (2019a). Обзор здоровья, старения и выхода на пенсию в Европе (ПОДЕЛИТЬСЯ), волна 5. Версия выпуска: 7.0.0. SHARE-ERIC. Набор данных. DOI: 10.6103 / SHARE.w5.700

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бёрш-Супан, А. (2019b). Обзор здоровья, старения и выхода на пенсию в Европе (ПОДЕЛИТЬСЯ), волна 6. Версия выпуска: 7.0.0. SHARE-ERIC. Набор данных. DOI: 10.6103 / SHARE.w6.700

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бёрш-Супан, А., Брандт, М., Хунклер, К., Кнайп Т., Корбмахер Дж., Мальтер Ф. и др. (2013). Профиль ресурсов данных: Обзор здоровья, старения и выхода на пенсию в Европе (ПОДЕЛИТЬСЯ). Внутр. J. Epidemiol. 42, 992–1001. DOI: 10.1093 / ije / dyt088

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бючи, М., Юст, Н., и Латцер, М. (2016). Моделирование цифрового разрыва второго уровня: исследование социальных различий в использовании Интернета в пяти странах. New Media Soc. 18, 2703–2722. DOI: 10.1177 / 1461444815604154

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кастельс, М.(2010). Расцвет сетевого общества . Молден, Массачусетс: Wiley-Blackwell.

    Google Scholar

    Чой, Н. Г., и ДиНитто, Д. М. (2013). Использование Интернета среди пожилых людей: связь с потребностями здоровья, психологическим и социальным капиталом. J. Med. Интернет Res. 15: e97. DOI: 10.2196 / jmir.2333

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коттен, С. Р., Андерсон, В. А., и Маккалоу, Б. М. (2013). Влияние использования Интернета на одиночество и контакты с другими среди пожилых людей: перекрестный анализ. J. Med. Интернет Res. 15: e39. DOI: 10.2196 / jmir.2306

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Катлер, С. Дж. (2005). Эйджизм и технологии. Поколения 29, 67–72.

    Google Scholar

    Эммануилидес, К., и Хаммонд, К. (2000). Использование Интернета: предикторы активных пользователей и частоты использования. J. Взаимодействовать. Отметка. 14, 17–32. DOI: 10.1002 / (SICI) 1520-6653 (200021) 14: 2 <17 :: AID-DIR2> 3.0.CO; 2-E

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Форсман, А.К., Нордмир Дж. (2017). Психосоциальные связи между использованием Интернета и психическим здоровьем в дальнейшей жизни: систематический обзор количественных и качественных данных. J. Appl. Геронтол. 36, 1471–1518. DOI: 10.1177 / 0733464815595509

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гелл, Н. М., Розенберг, Д. Э., Демирис, Г., Лакруа, А. З., Патель, К. В. (2015). Модели использования технологий пожилыми людьми с ограниченными возможностями и без. Геронтолог 55, 412–421.DOI: 10.1093 / geront / gnt166

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гиссельманн, М., Виндцио, М. (2012). Regressionsmodelle zur Analyze von Paneldaten . Висбаден: Springer.

    Google Scholar

    Гильен, М. Ф., и Суарес, С. Л. (2005). Объяснение глобального цифрового разрыва: экономические, политические и социологические факторы международного использования Интернета. Soc. Силы 84, 681–708. DOI: 10.1353 / sof.2006.0015

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Харгиттай, Э., и Добранский, К. (2017). Старые собаки, новые клики: Интернет-навыки и использование цифрового неравенства среди пожилых людей. Банка. J. Commun. 42, 195–212. DOI: 10.22230 / cjc.2017v42n2a3176

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хонг, Ю.А., Чо, Дж. (2017). Увеличился ли разрыв в области цифрового здравоохранения? Тенденции использования Интернета, связанного со здоровьем, пожилыми людьми с 2003 по 2011 годы. J. Gerontol. B. Psychol. Sci. Soc. Sci. 72, 856–863. DOI: 10.1093 / geronb / gbw100

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хокс, Дж.J. (2002). Многоуровневый анализ: методы и приложения . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

    Google Scholar

    Hunsaker, A., и Hargittai, E. (2018). Обзор использования Интернета среди пожилых людей. New Media Soc. 20, 3937–3954. DOI: 10.1177 / 1461444818787348

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонсон, Д. (2005). Двухволновой панельный анализ: сравнение статистических методов исследования эффектов переходов. J. Marriage Fam. 67, 1061–1075. DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2005.00194.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Камин, С. Т., Бейер, А., и Ланг, Ф. Р. (2019). Социальная поддержка связана с использованием технологий в пожилом возрасте. Z. Gerontol. Гериатр. DOI: 10.1007 / s00391-019-01529-z. [Epub перед печатью].

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Камин, С. Т., и Ланг, Ф. Р. (2018). Использование Интернета и когнитивные функции в позднем взрослом возрасте: продольные результаты Обследования здоровья, старения и выхода на пенсию в Европе (ПОДЕЛИТЬСЯ). J. Gerontol. Сер. В . DOI: 10,1093 / geronb / gby123. [Epub перед печатью].

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кениг Р. (2016). Bildung, Schicht und Generationensolidarität в Европе . Висбаден: Springer VS.

    Google Scholar

    Кениг, Р., Зайферт, А., и До, М. (2018). Использование Интернета среди пожилых европейцев: анализ, основанный на данных SHARE. Univ. Доступ к Inf. Soc. 17, 621–633. DOI: 10.1007 / с10209-018-0609-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Корупп, С. Э., Шидлик, М. (2005). Причины и тенденции цифрового разрыва. евро. Социол. Ред. 21, 409–422. DOI: 10.1093 / esr / jci030

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лин, Н. (2002). Социальный капитал: теория социальной структуры и действия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Маас, К. Дж. М., и Хокс, Дж.Дж. (2005). Достаточные размеры выборки для многоуровневого моделирования. Методология 1, 86–92. DOI: 10.1027 / 1614-2241.1.3.86

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Минго И. и Браччиале Р. (2018). Эффект Мэтью в итальянском цифровом контексте: прогрессирующая маргинализация «бедных». Soc. Инд. Res. 135, 629–659. DOI: 10.1007 / s11205-016-1511-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мицнер, Т. Л., Борон, Дж. Б., Фоссе, К.Б., Адамс, А. Е., Чарнесс, Н., Чая, С. Дж. И др. (2010). Пожилые люди говорят о технологиях: использование технологий и отношения. Comput. Гм. Behav. 26, 1710–1721. DOI: 10.1016 / j.chb.2010.06.020

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Mitzner, T. L., Savla, J., Boot, W. R., Sharit, J., Charness, N., Czaja, S.J., et al. (2019). Принятие технологий пожилыми людьми: результаты исследования PRISM. Геронтолог 59, 34–44. DOI: 10.1093 / geront / gny113

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нутбим, Д.(2000). Грамотность в вопросах здоровья как цель общественного здравоохранения: вызов для современных стратегий санитарного просвещения и коммуникации в 21 веке. Health Promoot. Int. 15, 259–267. DOI: 10.1093 / heapro / 15.3.259

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пикок, С. Э., и Кюнемунд, Х. (2007). Пожилые люди и интернет-технологии: причины и корреляты доступа и отсутствия доступа в европейской сравнительной перспективе. евро. J. Aging 4, 191–200.DOI: 10.1007 / s10433-007-0067-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рабе-Хескет, С., Скрондал, А. (2012). Многоуровневое и продольное моделирование с использованием Stata . Колледж-Стейшн, Техас: Stata Press.

    Google Scholar

    Рейсдорф Б. К. и Гросель Д. (2017). Типы (не) использования Интернета и мотивационный доступ: значение для исследования цифрового неравенства. New Media Soc. 19, 1157–1176. DOI: 10.1177 / 1461444815621539

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шердер, А., ван Дерсен, А., и ван Дейк, Дж. (2017). Детерминанты Интернет-навыков, использования и результатов: систематический обзор цифрового разрыва второго и третьего уровней. Telemat. Сообщить. 34, 1607–1624. DOI: 10.1016 / j.tele.2017.07.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шульц Р., Валь Х.-В., Мэтьюз Дж. Т., Де Вито Даббс А., Бич С. Р. и Чая С. Дж. (2015). Продвижение вопросов старения и технологий в геронтологии. Геронтолог 55, 724–734.DOI: 10.1093 / geront / gnu071

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зейферт, А., До, М., и Валь, Х.-В. (2017). Они также делают то же самое: пользуются Интернетом пожилыми людьми, живущими в интернатах. Educ. Геронтол. 43, 451–461. DOI: 10.1080 / 03601277.2017.1326224

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зайферт А., Хофер М. и Рассел Дж. (2018). Ощущение социальной изоляции пожилых людей от цифрового мира. Educ. Геронтол. 44, 775–785. DOI: 10.1080 / 03601277.2019.1574415

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Селвин, Н. (2003). Помимо технологий: понимание того, что люди не используют информационные и коммуникационные технологии в повседневной жизни. Technol. Soc. 25, 99–116. DOI: 10.1016 / S0160-791X (02) 00062-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Симс Т., Рид А. Э. и Карр Д. К. (2017). Использование информационных и коммуникационных технологий связано с более высоким уровнем благосостояния пожилых людей. J. Gerontol. B. Psychol. Sci. Soc. Sci. 72, 761–770. DOI: 10.1093 / geronb / gbw130

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Снайдерс, Т.А.Б., и Боскер, Р.Дж. (2012). Многоуровневый анализ: Введение в базовое и расширенное многоуровневое моделирование, 2-е изд. . Лос-Анджелес, Калифорния: SAGE.

    Google Scholar

    Шидлик М. (2016). Совместная жизнь — взрослые дети и родители . Лондон; Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

    Татналл, А., Лепа, Дж. (2003). Интернет, электронная коммерция и пожилые люди: сетевой подход к исследованию причин принятия и использования. Логист. Инф. Manag. 16, 56–63. DOI: 10.1108 / 09576050310453741

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ван Дерсен, А. Дж. А. М., и Хелспер, Э. Дж. (2015). «Цифровой разрыв третьего уровня: кто больше всего выигрывает от работы в сети?» В ежегоднике по коммуникациям и информационным технологиям (Исследования в области СМИ и коммуникаций, т.10) (Emerald Group Publishing Limited), 29–52. DOI: 10.1108 / S2050-206020150000010002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ван Дейк, Дж. А. Г. М. (2006). Исследование цифрового разрыва, достижения и недостатки. Поэтика 34, 221–235. DOI: 10.1016 / j.poetic.2006.05.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валь, Х.-В., и Герсторф, Д. (2018). Концептуальная основа для изучения динамики контекста в старении (CODA). Dev.Ред. 50, 155–176. DOI: 10.1016 / j.dr.2018.09.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wahl, H. W., and Lang, F. R. (2003). Старение в контексте на протяжении всей взрослой жизни: интеграция физических и социальных перспектив исследования окружающей среды. Annu. Преподобный Геронтол. Гериатр. 23, 1–33.

    Google Scholar

    Ванка А., Галлистл В. (2018). Возраст в цифровом мире — материальная праксиология старения с помощью технологий. Фронт.Социол. 3, 1–16. DOI: 10.3389 / fsoc.2018.00006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Юн, Х., Янг, Й., Воган, П. У., и Гарсия, М. (2020). Использование Интернета пожилыми людьми для получения медицинской информации: цифровой разрыв по расе / этнической принадлежности и социально-экономическому статусу. J. Appl. Геронтол. 39, 105–110. DOI: 10.1177 / 0733464818770772

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4 способа интеграции онлайн- и офлайн-данных для улучшения атрибуции

    Если вы не прочитали все 334 слайда только что опубликованного отчета Мэри Микер о тенденциях в Интернете за 2019 год, вот тот, который попал в заголовки: более 25% U.Взрослые С. почти всегда в сети.

    Учитывая наши личные и профессиональные привычки, связанные с гиперссылками, это, вероятно, неудивительно. Если у вас есть подростки, ну, это число может даже показаться низким.

    Но поскольку маркетолог уже изо всех сил пытается получить представление о потребителях из бесчисленных цифровых точек соприкосновения для кросс-канального измерения и атрибуции, это все равно, что натирать рану солью — боль, которую можно ощутить на всем протяжении бренда.

    Как маркетологи, вы должны учитывать каждый потраченный на рекламу доллар, и этот расчет становится все более сложным, поскольку потребители принимают новые привычки, связанные с использованием нескольких устройств и каналов.

    Однако проблема заключается не в математике атрибуции (в конце концов, существует миллион способов присвоить значение определенному событию). Настоящая проблема заключается в том, что маркетологи не используют данные из всех нужных каналов, как в Интернете, так и вне его, чтобы получить полное представление о пути покупателя.

    Если упускать из виду множество вспомогательных действий, атрибуция превращается в игру в угадывание, а снижение рентабельности инвестиций неизбежно.

    Подумайте о новой норме покупателя.Она может начать поиск на своем ноутбуке, сравнить товары на веб-сайте бренда, проверить предложения по электронной почте на своем мобильном устройстве, обратиться за советом через свое любимое социальное приложение, а затем посетить магазин, чтобы сделать покупку.

    Теперь было бы легко связать ее продажу с рекламным постом, на который она нажала в социальном приложении. Но что, если бы это было из-за промоакции в ее местном магазине? Или письмо участника программы лояльности, которое она открыла? Или персонализированную рекламу, которую она показывала на сайте бренда? Без понимания всего ее поведения мы не сможем этого узнать.Вот почему офлайн-данные так важны.

    Офлайн-данные — ключ к успеху в сети

    Офлайн-данные, такие как история покупок, предпочтения продуктов, демографическая информация, статус лояльности и даже запросы колл-центра, добавляют базовый контекст. Если маркетологи не соединят эти богатые источники информации со своими цифровыми данными, они не смогут получить целостное представление о клиенте, необходимое для создания релевантного, связанного опыта, который приведет к конверсиям, лояльности к бренду и, в конечном итоге, к высоким жизненным ценностям.

    Ниже приведены четыре способа интеграции офлайн- и онлайн-данных, которые могут помочь улучшить не только атрибуцию, но и общую эффективность цифрового маркетинга.

    1. Более точное измерение воздействия маркетинга

    Соединив все офлайн- и онлайн-данные бренда, маркетологи могут увидеть, как покупатель перешел с электронной почты на веб-сайт, а затем в мобильное приложение, прежде чем совершить покупку в магазине, где по-прежнему происходит более 80% розничных продаж в США. .

    На самом деле, подумайте об атрибуции без офлайн-данных: если вы упускаете 80% конверсий, насколько она может быть точной? Такой более целостный взгляд на каждого покупателя гарантирует, что вы сможете увидеть каждую точку взаимодействия на его пути к покупке.

    2. Перестаньте раздражать клиентов

    Скорее всего, медийная реклама преследовала вас еще долго после того, как вы купили товар в магазине. И — согласитесь — это раздражает. Связь офлайновых исторических данных с текущим цифровым поведением обеспечивает наиболее точное понимание того, где покупатели находятся на пути к покупке. Это помогает маркетологам быть уверенным, что они не рассылают повторяющуюся или нерелевантную рекламу, уменьшая перенасыщенность, усталость от рекламы и отходы рекламы.

    3. Оптимизировать рекламные стратегии и расходы на рекламу

    Интеграция офлайн-данных позволяет маркетологам более точно измерять эффективность кампаний в разных точках взаимодействия, анализировать атрибуцию и получать измеримые результаты быстрее, чем только в цифровом формате.

    Имея полное представление о пути к покупке, маркетологи могут оптимизировать креативные кампании, информировать о более разумном распределении бюджета и понять, как онлайн-взаимодействие влияет на продажи в магазине.

    4. Увеличьте масштаб персонализации

    Маркетологи могут использовать офлайн-знания, такие как история покупок в магазине или активность участников, чтобы настроить обмен сообщениями по каналам. Более того, маркетологи могут использовать эту информацию для прогнозирования будущего поведения и улучшения отношений с клиентами с помощью более релевантных взаимодействий, включая возможности для дополнительных и перекрестных продаж.

    Давайте будем честными, нам не нужен годовой отчет Мэри, чтобы подтвердить, что мы проводим большую часть времени в Интернете. Но это никоим образом не делает наше офлайн-поведение менее важным для определения того, кем мы являемся. Именно эти основные идеи проливают свет на то, что нам нужно, чего мы желаем и чего мы можем хотеть дальше. И именно маркетолог, который использует и правильных данных, знает, где нас лучше всего найти.

    Хотите узнать больше об общих проблемах и ошибках атрибуции? Послушайте нашего старшего вице-президента по продуктам Дэйва Скрима, обсудите эту тему с CMO Club.

    Как объединить онлайн- и офлайн-активность, чтобы принимать более обоснованные маркетинговые решения

    Как люди потребляют бренд и взаимодействуют с ним, различаются онлайн и офлайн. И то, и другое важно для воспитания потребителей и продвижения их по пути к конверсии. Интеграция ваших онлайн- и офлайн-маркетинговых стратегий может помочь донести последовательное сообщение бренда и более эффективно побуждать потребителей к действиям, чем рассматривать обе среды по отдельности. В этой статье я исследую, почему компаниям следует стремиться к интеграции своего онлайн- и офлайн-маркетинга и как успешная интеграция может помочь командам кампаний принимать более обоснованные решения.

    Почему так важно интегрировать онлайн-маркетинг и офлайн-маркетинг?

    Клиенты хотят воспользоваться преимуществами онлайн- и офлайн-сервисов, потребляя информацию по всем каналам, когда и где они решат. Им нужна простота совершения покупок через цифровые платформы и личное предложение при покупке товаров в магазине. Хотя важно, чтобы ваши офлайн- и онлайн-маркетинговые стратегии удовлетворяли различные желания и потребности вашей аудитории в каждой точке взаимодействия, интеграция вашей офлайн- и онлайн-активности обеспечивает согласованное сообщение, которое поможет создать надежный и сплоченный бренд.

    Наличие согласованного и последовательного взаимодействия с онлайн- и офлайн-платформами важно для создания правильного опыта для ваших клиентов; непоследовательность порождает замешательство и недоверие. Например, если вы используете определенный тип брендинга для телеобъявления, который побуждает пользователей посещать страницу на вашем веб-сайте, но когда они приходят, они встречают что-то, чего они не узнают, они могут быть не уверены в правильности этого веб-сайт или заслуживающий доверия бренд, и они с большей вероятностью уйдут, не конвертируясь.Согласованность в онлайн- и офлайн-средах — ключ к успешной и рентабельной маркетинговой стратегии.

    Как интегрировать стратегии онлайн- и офлайн-маркетинга

    Вот пять способов интеграции онлайн- и офлайн-маркетинга для увеличения как онлайн-, так и офлайн-продаж:

    1. Используйте одно для продвижения другого.

    Вы можете продвигать продукты офлайн-маркетинга через Интернет, и наоборот. Например, вы можете вызвать ажиотаж перед запуском большой телевизионной рекламной кампании, поделившись тизерами и фрагментами в социальных сетях или создав обратный отсчет на своем веб-сайте.Это не только вызовет ожидание и волнение, но и будет означать, что потребители с большей вероятностью заметят и обратят внимание на рекламу, когда она выходит в эфир. Кроме того, можно использовать теле- и радиорекламу, чтобы подтолкнуть офлайн-потребителей на ваш сайт для онлайн-мероприятия или продвижения. Распространение вашего сообщения по обоим каналам помогает охватить более широкую аудиторию и более эффективно использовать ваш маркетинговый бюджет.

    2. Свяжите свои данные онлайн и офлайн.

    Объединение ваших онлайн-(аналитика) и офлайн-данных (CRM) данных может помочь вам создать подробный профиль клиента и лучше понять его путь.После интеграции данные можно использовать для информирования вашей маркетинговой стратегии — например, путем более агрессивных ставок для ценных клиентов с помощью платных медиа-кампаний или путем создания локализованной рекламы, направленной на увеличение посещаемости, если вы знаете, что продажи в магазине лучше, чем онлайн-продажи.

    3. Обеспечьте единообразие бренда.

    Синергия вашего онлайн- и офлайн-брендинга имеет решающее значение для успешной интеграции. Если потребитель сталкивается с физической маркетинговой кампанией, такой как буклет, цифровой эквивалент должен отражать бренд и язык буклета.Если у вас есть магазины, ваш веб-сайт должен быть продолжением вашего физического присутствия. Такое знакомство между онлайн- и офлайн-маркетингом помогает завоевать доверие вашей аудитории и побуждает клиентов использовать оба канала для совершения покупок.

    Там, где это возможно, связывайте также и службу поддержки клиентов. Клиенты хотят иметь возможность связываться с брендами в одном канале и продолжать тот же разговор в другом.

    4. Используйте социальные сети для офлайн-мероприятий.

    Используйте социальные сети для продвижения и расширения взаимодействия на офлайн-мероприятиях.Потребители могут использовать вашу учетную запись в социальных сетях, чтобы участвовать в конкурсах, опросах и делиться фотографиями во время мероприятия, повышая вовлеченность, расширяя ваше присутствие в Интернете и заставляя вашу аудиторию чувствовать себя частью вашего бренда. Один из лучших способов сделать это — использовать хэштеги. Броские хэштеги стали частью собственности бренда и позволяют потребителям легко находить и присоединяться к онлайн-обсуждениям событий и кампаний.

    5. Поощряйте своих офлайн-клиентов выходить в Интернет.

    Точно так же, как вы должны побуждать своих онлайн-клиентов более активно участвовать в офлайн-мероприятиях, вы должны направлять своих офлайн-клиентов на связь с вашим брендом в Интернете. От наличия ручек в социальных сетях и URL-адреса веб-сайта на квитанциях и баннерах до предложения скидок в магазине пользователям, которые поделились вашими публикациями или «отметились» в Интернете, — привлечение клиентов к взаимодействию и отслеживанию вашего бренда в Интернете упрощает вам задачу продолжайте лелеять отношения.

    Интеграция ваших онлайн- и офлайн-маркетинговых усилий обеспечивает более плавное взаимодействие с потребителями, позволяя им гораздо легче продвигаться по пути к покупке.Это также увеличивает узнаваемость и узнаваемость бренда — факторы, которые помогут вашему бренду выделиться среди конкурентов.

    Крис Аттевелл — генеральный директор Search Laboratory, агентства интегрированного цифрового маркетинга.

    O2O Commerce: Розничная торговля из онлайн в офлайн растет

    По прогнозам, в 2020 году на электронную торговлю будет приходиться 14,5% общих расходов на розничную торговлю в США, что является рекордно высоким показателем. Но при этом 85,5% продаж по-прежнему приходится на магазины кирпича и строительного раствора.

    Исторически сложилось так, что покупка продукта в Интернете и поездка в торговый центр для покупок лично (офлайн) не совпадали. Эти два вида деятельности включали раздельный клиентский опыт и взаимодействие.

    Но развитие технологий привело к тому, что многие предприятия розничной торговли предлагают покупателям оба типа покупок.

    Так называемая коммерция онлайн-офлайн (O2O), продолжайте читать, чтобы узнать об этом термине и о том, как его реализовать.

    Online-to-Offline (O2O) Определение коммерции

    O2O — это бизнес-стратегия, разработанная для привлечения потенциальных онлайн-клиентов в обычные магазины.Этот подход также направлен на создание безупречного цифрового опыта на всех этапах: до, во время и после покупки.

    Потребители идентифицируются в Интернете с помощью кампаний по электронной почте и рекламы. Этих потенциальных клиентов затем соблазняют совершить покупку в обычные магазины. В обычном магазине также могут проводиться собственные рекламные акции для дальнейшего стимулирования продаж.

    Специфично для розничной торговли, онлайн-офлайн-торговля включает как омниканальную торговлю, так и многоканальный маркетинг.

    Принципы работы O2O Commerce

    В прошлом предприятия электронной коммерции рассматривались как жесткая конкуренция со стороны розничных продавцов, продающих товары в магазине. Почему? Из-за таких факторов, как цена и выбор.

    Физические здания связаны с высокими постоянными расходами, такими как аренда и заработная плата сотрудников. Они также ограничены пространством. В то время как розничные продавцы электронной коммерции могут предоставить широкий выбор, не нанимая столько сотрудников.

    Например, если вы владелец бизнеса и ищете конкурентов Twist, вы можете узнать все, что вам нужно, в Интернете.Затем вы можете купить предпочитаемое программное обеспечение одним нажатием кнопки.

    Точно так же, если вы ищете альтернативу чату, не ищите ничего, кроме своего ноутбука. Там вы можете исследовать и следить за покупкой в ​​Интернете.

    Но когда компания присутствует как онлайн, так и офлайн, может быть реализована коммерция из онлайн в офлайн. Как? Рассматривая оба канала как взаимодополняющие — им не нужно конкурировать друг с другом.

    Согласно отчетам, 63% покупателей начинают свой путь в Интернете.Чтобы извлечь из этого выгоду, предприятиям O2O следует сделать этот онлайн-опыт максимально качественным и удобным.

    Повышайте осведомленность в Интернете, где клиенты проводят свои электронные исследования. Затем их можно посоветовать отправиться в обычный магазин, чтобы купить рассматриваемый продукт или услугу.

    Другие методы, которыми располагает компания, занимающаяся коммерцией онлайн в офлайн, включают:

    • Получение в магазине товаров, купленных в Интернете или в мобильном приложении.
    • Позволяет клиентам размещать онлайн-заказ в магазине кирпича и строительного раствора.
    • Разрешение возврата товаров, приобретенных через Интернет, в физический магазин.
    • Установка мобильного киоска розничной торговли, например информационного киоска в магазине.

    Общим для всех этих стратегий является то, что они позволяют потребителям легко переключаться между онлайн и офлайн. Цель состоит в том, чтобы встроить как можно больше этих процессов и обслуживания клиентов в ваш бизнес.

    Только тогда вы сможете думать о своей работе как о действительно переходе из сети в офлайн.

    O2O Commerce Exceptions

    Рост онлайн-торговли не означает, что покупки больше не будут совершаться онлайн.

    Бывают случаи, когда покупатели ищут в Интернете и посещают магазин, чтобы увидеть продукт в реальной жизни — они могут захотеть примерить его или сравнить цены. Как только они это сделают, потребитель все равно сможет покупать товар в Интернете.

    Предприятия электронной коммерции и структуры веб-приложений, из которых они состоят, по-прежнему сильны.Их не искоренила онлайн-торговля.

    Примеры O2O Commerce

    Существует ряд полезных примеров O2O-торговли, в том числе:

    • Покупка Amazon Whole Foods.
    • Приобретение Jet.com традиционным розничным продавцом Walmart примерно за 3 миллиарда долларов в 2016 году.
    • Мобильный заказ и оплата Starbucks позволяет клиентам заказывать и оплачивать покупки со своего мобильного телефона.
    • Glossier использует Instagram, чтобы направлять клиентов в свои обычные магазины.
    • Запуск интернет-магазина Bonobos.

    Давайте более подробно рассмотрим приобретение Amazon Whole Foods. Это приобретение является ярким примером выхода гиганта электронной коммерции на арену физического пространства.

    Покупка добавила компании 464 физических магазина. Что это значило? Интернет-магазин может интегрировать эти магазины со своей электронной коммерцией. Открылся мир «щелкни и коллекционируй».

    Более того, участники Amazon Prime могли максимально использовать двухчасовые услуги доставки из магазинов Whole Foods для заказов на сумму более 35 долларов.

    И как только покупатель физически находится в магазине, появляется возможность побудить его покупать дополнительные продукты или пользоваться услугами в магазине.

    O2O Commerce Ключевые выводы

    Онлайн-офлайн (O2O) коммерция — это модель, которая привлекает клиентов из онлайн-пространства в физические магазины. Как? Используя методы маркетинга и рекламы. И за счет внедрения таких технологий, как мобильные приложения и киоски розничной торговли в магазинах.

    Встраивая в свой бизнес как можно больше этих методов и технологий и объединив онлайн и офлайн стратегии, вы можете создать предприятие O2O.

    Сетевые и автономные события — веб-API

    Чтобы создать хорошее автономное веб-приложение, вам необходимо знать, когда ваше приложение действительно находится в автономном режиме. Вам также необходимо знать, когда ваше приложение снова вернулось в статус «онлайн». Фактически требования разбиваются как таковые:

    1. Вам необходимо знать, когда пользователь вернется в сеть, чтобы вы могли повторно синхронизироваться с сервером.
    2. Вам необходимо знать, когда пользователь находится в автономном режиме, чтобы вы могли поставить в очередь запросы сервера на более позднее время.

    Именно этот процесс помогают упростить интерактивные / автономные события.

    К сожалению, эти события не полностью достоверны. Если вам нужна большая надежность или если API не реализован в браузере, вы можете использовать другие сигналы, чтобы определить, находитесь ли вы в автономном режиме, включая использование сервис-воркеров и ответы от XMLHttpRequest.

    navigator.onLine

    navigator.onLine — это свойство, которое поддерживает значение true / false ( true для онлайн, false для офлайн).

    Это свойство обновляется всякий раз, когда пользователь переключается в «Автономный режим» (Файл → Автономная работа в Firefox). Кроме того, это свойство должно обновляться всякий раз, когда браузер больше не может подключаться к сети. Согласно спецификации:

    Атрибут navigator.onLine должен возвращать false, если пользовательский агент не будет связываться с сетью, когда пользователь переходит по ссылкам или когда сценарий запрашивает удаленную страницу (или знает, что такая попытка не удалась)…

    Firefox 2 обновляет это свойство при переключении в / из автономного режима браузера. Firefox 41 обновляет это свойство также, когда ОС сообщает об изменении сетевого подключения в Windows, Linux и OS X.

    Это свойство существовало в более старых версиях Firefox и Internet Explorer (спецификация основывалась на этих предыдущих реализациях), поэтому вы можете немедленно начать его использовать. В Firefox 2 реализовано автоматическое определение состояния сети.

    События «

    в сети, » и « в автономном режиме, »

    Firefox 3 представляет два новых события: « в сети, » и « в автономном режиме, ».Эти два события запускаются на каждой страницы, когда браузер переключается между интерактивным и автономным режимами. Кроме того, события всплывают от document.body до document , заканчивая окном . Оба события нельзя отменить (вы не можете запретить пользователю подключаться к сети или отключаться от сети).

    Firefox 41 запускает эти события, когда ОС сообщает об изменении сетевого подключения в Windows, Linux и OS X.

    Вы можете зарегистрировать слушателей для этих событий несколькими знакомыми способами:

    • с использованием addEventListener в окне , документе или документе.кузов
    • , задав для свойств .online или .onoffline в документе или document.body объект JavaScript Function . (Примечание : с использованием window.online или window.onoffline не будет работать по причинам совместимости.)
    • , указав атрибуты ononline = "..." или onoffline = "..." в теге в разметке HTML.

    Существует простой тестовый пример, который вы можете запустить, чтобы убедиться, что события работают (не работает в Chrome из-за присоединения прослушивателя событий к document.body).

    Вот часть JavaScript:

      window.addEventListener ('load', function () {
      var status = document.getElementById ("статус");
      var log = document.getElementById ("журнал");
    
      function updateOnlineStatus (событие) {
        var condition = navigator.onLine? «онлайн»: «офлайн»;
    
        status.                    

    Leave a comment